Особое мнение: Подписание дорожных карт — ослабление суверенитета Беларуси

Уровень интеграции Беларуси и России уже настолько высок, что любые новые шаги по ее углублению будут шагами по сокращению белорусского суверенитета, заявил политолог Валерий Карбалевич.

– Посол Семашко заявил, что Лукашенко и Путин готовятся к подписанию всех дорожных карт интеграции при встрече 9 сентября. Видите ли вы основная для того, чтобы спустя несколько лет после начала переговоров это действительно произошло? 

– Я скептически отнесся бы к заявлению посла. Во-первых, Семашко известен своим чрезмерным оптимизмом в отношении белорусско-российской интеграции. Он предрекал углубление интеграции еще в 2019 году. Поэтому, думаю, к тому, что говорит Семашко, нужно относиться осторожно.

Второй момент: Семашко говорит о предположительном подписании дорожных карт, о своих надеждах на то, что последнюю дорожную карту успеют «дожать». Это если говорить непосредственно о заявлении посла.

Что касается сущности вопроса: на что стоит обратить внимание. Переговоры о дорожных картах абсолютно закрытые. Если в 2019 году премьер-министры, вице-премьеры, министры экономики и финансов двух стран хотя бы чуть-чуть приоткрывали содержание карт, то сейчас нет никакой конкретики – что в этих картах, насколько они переработаны по сравнению с 2019 годом.

Но сегодня, после событий 2020 года официальный Минск гораздо более уязвим и слаб, чем в прошлом. Поэтому он податлив российскому давлению. По этой причине не исключаю, что белорусские власти сегодня гораздо более, чем ранее, готовы к уступкам. 

Вместе с тем сегодняшний уровень интеграции Беларуси и России настолько высок, что любые новые шаги по ее экономическому углублению будут шагами по сокращению белорусского суверенитета.

Если власти придут к решению об унификации таможенного, налогового законодательства, то, судя по всему, белорусские стандарты будут подгоняться под российские. 

Что нашей стране невыгодно. Налоговая система каждой страны отражает ее структуру экономики. Если в России основные доходы от нефти и газа, то в Беларуси совсем от другого. 

Если налоговая система нашей страны будет подгоняться под российскую, то ничего хорошего для Беларуси не будет.

Да и вообще, что такое поменять налоговую систему страны? Это дестабилизация экономической жизни на достаточно длительный период, это означает поставить на уши все субъекты хозяйствования. 

В общем, большой пользы для страны от подписания этих дорожных карт я сейчас не вижу.

– Во время «Большого разговора» Лукашенко сказал, что власти двух стран отказались от дорожной карты политической интеграции с появлением наднациональных органов. Но вы считаете, что даже без этой карты суверенитет Беларуси будет подорван?

– Да, подписание пакета из дорожных карт – ослабление белорусского суверенитета. Унификация экономического законодательства и экономической политики, причем скорее всего по российским лекалам, не очень выгодна Минску, увеличивает его зависимость от России, сокращает свободу маневра белорусского правительства. 

– Лукашенко сообщил, что остается несогласованной только одна карта по интеграции, которая касается цен на природный газ – он добивается выравнивания цен. Почему по этой карте загвоздка, если допустить, что Минск согласился на унификацию налогового и таможенного законодательства?

– Россия не хочет продавать Беларуси нефть и газ по внутрироссийским ценам, по одной простой причине – ей это невыгодно. Этой теме столько же лет, сколько лет интеграции двух стран. Минск постоянно поднимает этот вопрос, Москва постоянно уклоняется от его решения. 

Вроде бы согласились на то, что с 2025 года произойдет уравнивание цен, но теперь оказывается, что совсем не факт. Россия в очередной раз может не захотеть этого делать.

– Допускаете ли вы вариант, что пакет из дорожных карт Путин и Лукашенко подпишут, но на практике он реализован не будет?

– Да, безусловно, такой вариант существует, поскольку подписание и выполнение в белорусско-российских отношениях – это две разные вещи. Обе стороны очень вольно относятся к выполнению подписанных документов. 

Много примеров невыполнения соглашений. В полной мере не действуют договоры о «союзном государстве», Таможенном союзе, Едином экономическом пространстве.

Вполне допускаю, что белорусская сторона подпишет то, что хочет Россия, но всячески будет саботировать выполнение соглашений, которые ей не нравятся. 

Еще один возможный вариант: в дорожных картах могут прописать декларативные положения, а не конкретные обязательства. Скажем, поручить правительствам подготовить какой-то документ. А он может готовиться много лет.

Но это гипотеза, поскольку, повторюсь, содержание подготовленных дорожных карт нам неизвестно.

«Белорусский партизан»