Особое мнение: Лукашенко де-факто признал наличие в Беларуси политзаключенных

По мнению Ильи Салея, известного белорусского адвоката, юриста штаба Виктора Бабарико, белорусский правитель еще в прошлом году де-факто признал наличие в стране политических заключенных.

Общаясь с DW, он рассказал о встрече в СИЗО КГБ с правителем: «Учитывая, что Александр Лукашенко — человек эмоциональный и зачастую его эмоции преобладают над рациональным анализом ситуации, я склоняюсь к тому, что это решение было его личной инициативой, он хотел посмотреть нам в глаза. А медиаэффект, желание пресс-службы показать возможность диалога — это вторично».

Юрист считает, что Лукашенко хотел посмотреть на тех людей, о которых ему составляли доклады и отчеты и клали на стол; людей, которых 25 лет не было в его поле зрения, а тут они появились и нашли такую поддержку общества: «Это было по нему заметно: он смотрел на каждого, с каждым обмолвился несколькими словами. Для него это встреча была важна и важна больше, чем для всех остальных».

«Мне кажется, он понял, что преступников в комнате нет, но просто не мог этого показать, и решение, связанное с баней, это доказывает. Да, оно снисходительное, но к преступникам так не относятся. Де-факто тем самым он признал наличие в стране политических заключенных. Он увидел людей, которые искренне хотели что-то изменить в Беларуси, людей образованных и желающих перемен. Но он с ними был не согласен, поэтому они оказались в СИЗО — в политике, по его мнению, такие правила», — полагает Салей.

Адвоката задержали 9 сентября 2020 года. Сначала он был в СИЗО КГБ, с 16 октября — под домашним арестом. 15 апреля ему изменили меру пресечения с домашнего ареста на залог. 13 августа стало известно, что он уехал из страны. Салей обвиняется по ч. 3 ст. 361 Уголовного кодекса. Обвинения по этой же статье предъявлены Марии Колесниковой и Максиму Знаку, сейчас над ними проходит закрытый судебный процесс.

Источник: «Навіны»