Бухгалтеру, тяжело перенесшему онкологию, грозит до 20 лет за «терроризм»

Свое 60-летие пенсионерка Галина Дербыш из Обухова, что в Гродненской области, встретила в одиночной камере гродненской тюрьмы.

Экс-бухгалтера, имеющую инвалидность и недавно пережившую онкологию, обвиняют в «терроризме» и причастности к «группе Автуховича». Сама Галина вину категорически не признает. В СИЗО ее с улыбкой называют «бабушкой-террористкой», вот только ситуация совсем не смешная: пенсионерке грозит до 20 лет колонии. О Галине «Нашей Ниве» рассказала ее дочь Анастасия. 

Задержали Галину Дербыш еще 10 декабря 2020 года. По словам соседки, к ней пришли силовики и увезли на беседу. Вместе с матерью в квартире была ее младшая дочь, сестра Анастасии. По ее словам, силовики провели обыск, перевернули все в доме: даже нюхали канистры из гаража. Затем Дербыш забрали, больше на свободу она не вышла. 

«Мне только через неделю пришла бумага, что маму подозревают в терроризме», — говорит Анастасия. 

Позже на гостелевидении вышел фильм «Тротил протеста», посвященный так называемой «группе Автуховича». Вспомнили там и Галину Дербыш, якобы она следила за «объектом» (тем омоновцем, которому взорвали авто), предлагала свою машину Автуховичу. Дочь Галины не знает, знакома ли ее мать с Автуховичем, но к телефильму относится скептически.

«У мамы телефон кнопочный, а в том фильме она уже в каких-то мессенджерах переписывается, — говорит Анастасия. — Следователь из КГБ мне говорил: «Вы свою маму совсем не знаете!» Я ответила ему: «Серьезно?»

После задержания Галины с обысками пришли и к местному инвалиду. 

«У нас здесь живет парень, которого хотел посадить председатель сельсовета — за уклонение от армии. А тот парень имеет один глаз слепой, вторым видит на 40 процентов, имеет онкологию и с головой еще проблемы. Он даже не умеет читать и писать, в школу почти не ходил, в итоге ему аттестат просто домой принесли. Разговаривает даже с трудом. Безобидный парень, но непростой судьбы, родители злоупотребляют алкоголем. Да что говорить, ему 25 лет, а у него даже паспорта нет.

И вот ему повестки приносили, а он ими печку топил. В итоге ему грозило до трех лет. Ребята местные, которые отдавали свои вещи тому инвалиду, пришли к моей маме: помогите ему! Мама повозила его по врачам, собрала справки, документы — и в итоге парня не посадили, а затем оформили ему инвалидность, — рассказывает Анастасия. — А сейчас даже к нему приходили с обыском после задержания мамы.

В общем, мама была всегда активной, не раз участвовала в выборах как независимый наблюдатель. Местные власти таких не любят.

Приходили силовики и к самой Анастасии, хотели арестовать ее квартиру, так как предполагали, что ее приобрели на деньги Галины Ивановны.

Галина уже четвертый месяц в одиночной камере. 

«Я спрашивала у следователя из КГБ, почему мама сидит одна, он ответил: «Она себя очень вульгарно ведет!» Подробно не объяснял, но, зная маму, я думаю, что она просто высказала ему все в лицо, что думала. Ведь мама человек, который хорошо знает, где черное, где белое, сотрудничать со следствием не хочет, — говорит Анастасия. — Но знаю, что ей в одиночестве непросто, ведь это и психологическое давление, и даже некому ей помочь, когда станет плохо или просто в бытовых моментах, ведь у мамы же не работает одна рука. 

Также мама передавала в письмах, что последние полгода с ней не проводят никаких следственных действий, она просто сидит. Лишь периодически получает бумажки о продлении срока под стражей.

Я не понимаю еще, почему маму не признают политзаключенным. Ведь по тому же делу проходит Ольга Майорова — ее политзаключенной признали, а маму почему-то не хотят».

По словам дочери, Галина держится и надеется все вытерпеть. Анастасия говорит, что надеется на лучшее: маму опустят, а виновные получат по заслугам. Предлагали ли Галине писать прошение о помиловании, дочь не знает, но уверена: если и предлагали, то ее мать отказалась. 

Но и возраст, и здоровье дают о себе знать, пребывание под стражей дается Галине непросто. 

«Последнее письмо я получила от мамы 17 июля, больше месяца назад. Причем от нее доходят письма чужим людям, а нам — нет. И от нас до нее доходят плохо. 

Мама передавала, что ее вызвали к администрации и при ней уничтожали письма от меня. Объясняли: письма от дочери отдать вам не можем, так как она в них матерится.

Адвокат последний раз была у нее также в конце июля. Тогда и узнали, что мама три дня была в карцере. Ситуация такова: пришла новая банщица, приказала идти в баню в среду, а мама не была готова, так как ее водили постоянно в пятницу. Мама отказалась, та банщица пригрозила на нее написать — и написала. За то маму и забросили в карцер. 

Карцер ей тяжело дался. Она там теряла сознание, вышла с синяками на лице: ударилась, когда падала, — рассказывает Анастасия. — У мамы давние проблемы со здоровьем. В 27 лет она попала в серьезную аварию, ей хотели даже руку ампутировать. Руку спасли, но у мамы сейчас нет кости в плече, одна рука почти не функционирует. И с тех пор повреждена нервная система, у мамы бывают приступы, когда она не может встать с кровати, лежит по нескольку дней.

И пару лет назад была онкология, мама перенесла две операции, вырезали те опухоли. Ну и проблемы с сердцем тоже, давление — все же 60 лет человеку.

Пишет, что сейчас за решеткой у нее пломбы повываливались, начался стоматит. Страдает от давления, от приступов головных болей». 

Пока Галина за решеткой, хозяйство в основном на дочери. Муж тоже пенсионер, но продолжает работать, нередко в командировках. В тот день, когда пришли за Галиной, он тоже был в отъезде.

«У мамы куры, кролики, собака… Там большое хозяйство, я туда езжу кормить всех почти ежедневно.

Сейчас коты болеют — у мамы 16 штук на даче, все спасены. Теперь у трех из них ковид, ветеринар подтвердил. Лежат пластом, сопли, кашель — все как у людей. Я им говорю: и не думайте умирать, надо дождаться хозяйку! — говорит Анастасия. — Я пока в декрете, сыну 2 года и 9 месяцев. Так у них такая связь с моей мамой — он плохо спит, если что-то с нею не то. Просыпается, показывает на икону, говорит: «Мама — баба». То есть что-то с Галиной Ивановной случилось. Однажды малыш всю ночь не спал, на следующий день мы от адвокатом узнали, что у мамы был приступ.

А теперь его не могу даже брать с собой, когда вожу передачи, потому что малыш кричит: «Выпустите бабу!» Последний раз ездили, он полез на ворота с криками: «Галю выпускай!» 

Адрес для писем: 220023, г. Гродно, ул. Кирова, 1

Тюрьма №1. Галине Ивановне Дербыш