Вынос валютных депозитов населением Беларуси принимает тотальный характер

Валютные вклады всегда были для населения «тихой гаванью», местом для спокойного, безопасного – недоступного для криминальных элементов – хранения крупных сумм сбережений.

И где, главное, отсутствуют традиционные для белорусов девальвационные угрозы. А процентный доход по ним – всего лишь дополнительный «бонус», пишет “Инфобанк».

В то время как BYN-рублёвые вклады – для большого, но рискового, заработка: проценты по срочнымBYN-депозитам, особенно длительным безотзывным, надёжно защищают денежные накопления от текущих инфляционных потерь, и даже часто «генерируют» долларовые сверхдоходы (что мы наблюдаем прямо сейчас уже много месяцев).

Но в девальвацию на BYN-вкладах могут быть очень существенные потери, особенно на фоне стабильности валютных. Поэтому срочные BYN-депозиты – чаще краткосрочные, в меньших объёмах: для длительного хранения значительных сбережений они используются реже.

Именно по этой причине средний размер и средний срок валютного депозита существенно больше BYN-рублёвого. И вклады в иностранной валюте уже долго превалируют в общем объёме срочных депозитов физических лиц.

Однако на фоне происходящих в Беларуси и вокруг неё событий для всё большего числа белорусов валютные вклады перестают быть той самой «тихой гаванью»: на первый план всё чаще стали выходить опасения по поводу надёжности финансово-банковской системы страны в условиях санкций и, значит, сохранности банковских валютных сбережений.

Такие опасения можно назвать «дефолтными».

Ведь это белорусские рубли можно, в крайнем случае, «напечатать» и раздать – потери будут только девальвационно-инфляционные. Но доллары и евро – не напечатаешь, их можно или заработать, или одолжить.

Но одолжить (по крайней мере, легко) нельзя их уже сейчас, а с началом полноценного действия санкций уже будет сложно их и заработать. Мало того, начинают ходить слухи о санкционной приостановке участия Беларуси в системе международных расчётов SWIFT.

И где тогда взять доллары и евро, чтобы вернуть валютным вкладчикам, если вдруг все они массово этого потребуют? Ведь запасов иностранной валюты в стране не так уж и много, и может возникнуть дефолт по внутренним валютным обязательствам. Не говоря уже о внешнем.

И хотя вероятность такого дефолта не так велика, как её многие представляют в воображении (даже в Украине 2014 года, где ситуация была ещё хуже – военные действия, угроза распада страны – этого не случилось), в Беларуси уже в течение многих месяцев идёт вывод денег населением из срочных депозитов физлиц.

Вынос вкладов длится беспрерывно вот уже 19 месяцев. Суммарный за это время отток составил $2,294 млрд – больше, чем было вынесено за 3 года в кризис 2015-18 гг.

В июле отток составил $97 млн: настолько люди вынесли за месяц валюты из срочных вкладов больше, чем внесли (к тому же где-то $6-7 млн в этой сумме – капитализация начисленных процентов по вкладу, а не физический принос).

В попытке притормозить этот процесс, власти даже отменили ранее действовавшие ограничения в виде предельных максимальных ставок, привязав их тогда к ставкам ФРС США, ЕЦБ и ЦБРФ: банки Беларуси не могли предлагать ставки по валютным вкладам, выше указанных нормативов более, чем на определенное количество процентных пунктов.

Результатом стало резкое увеличение процентных ставок. Фактическая средняя по банковской системе процентная ставка по новым срочным депозитам физических лиц в долларах США в июле 2021 года выросла:

по всем – до 2,28% годовых (после 1,31% в июне и 1,24% в мае)

по отзывным – до 1,34% годовых (после 0,64% в июне и 0,63% в мае)

по безотзывным – до 2,54% годовых (после 1,53% в июне и 1,48% в мае).

Однако это, как видим, не помогло. Ведь «против» валютных депозитов играет ещё тот факт, что они сейчас – совсем не выгодный инструмент сбережений, особенно на фоне сверхвыгодных срочных BYN-рублёвых депозитов

В среду, 18 августа, курс доллара США – главной учётной валюты белорусов – составил 2,5068 BYN/$: с начала месяца американская валюта в Беларуси подорожала только на 0,284%, что эквивалентно 5,8% годовых.

И если эти проценты роста курса доллара прирастить к процентам по долларовым вкладам, получится BYN-рублёвая прибыльность срочных $-депозитов всего только в 8,5% годовых (исходя из средней ставки по всем новым срочным депозитам физических лиц в долларах США).

Что ниже потребительской инфляции и вдвое ниже доходности срочных BYN-рублёвых вкладов. И это ещё лучший за последнее время результат: до этого вообще были «минусы» – большие убытки.

В результате всех этих факторов (дефолтных опасений и невыгодности) сумма средств населения на срочных вкладах физлиц в иностранной валюте упала в конце июля до $4,019 млрд– минимума за 9,5 лет, с начала 2012 года.

Рекорд был зафиксирован в конце августа 2015-го – $7,844 млрд. За 6 лет объём, как видим, сократился наполовину.

Правда, ещё одним, дополнительным фактором снижения объёма срочных валютных вкладов населения был прирост суммы переводных депозитов физических лиц в иностранной валюте – на валютных карточках: потери процентных доходов небольшие, зато есть оперативный доступ к своим деньгам, и возможность их использования за рубежом.

И валюта, получается, «перетекала» из срочных вкладов на валютные карточки – перераспределением общей суммы валютных депозитов в течение нескольких лет.

В «переводном» секторе динамика суммы остатков всегда была лучше, чем в «срочном»: за всю историю количество месяцев, по итогам которых сумма денег на валютных карт-счетах сокращалась, можно пересчитать по пальцам.

Но вот уже три месяца объём переводных депозитов физлиц в иностранной валюте снижается. И если снижение, что было в августе-сентябре 2020-го, вполне объяснимо на фоне тогдашних массовых уличных протестов, то сегодняшнее – не может быть иначе, чем из-за усиления негативных ожиданий и прогнозов.

В июле падение – на $35 млн. А чистый отток за три «минусовых» месяца – $147 млн. Это уже больше, чем приток за первые четыре «плюсовых» месяца 2021 года ($143 млн): с начала года (за 7 месяцев) вышло снижение на $4 млн.

На конец июля сумма денег населения на валютных карт-счетах составила $1,206 млрд. При максимуме $1,539 млрд в конце июля 2020-го – ровно год назад, перед политическим кризисом. Как видим, с такой динамикой возвращения на докризисный уровень можно не ожидать.

В итоге получается, что белорусы уже три месяца выносят валюту не только из срочных вкладов, но и из переводных депозитов – валютных карт-счетов. То есть идёт тотальный вынос населением валютных депозитов.

Сумма средств населения на всех – срочных и переводных – валютных депозитах населения уменьшилась за июль на $132 млн, за три месяца – на $595 млн.

С начала года валютных депозитов населения в банках стало меньше на $722 млн («минус» – во всех семи месяцах), а за 17 месяцев «минусового» периода, с марта 2020-го по июль 2021-го, на $2,452 млрд («плюс» был лишь в декабре).

В результате, в банках Беларуси сумма остатков на всех депозитах физлиц в иностранной валюте составила в конце июля $5,128 млрд. Это – минимум за 9 лет (с июня 2012-го).

А с пикового уровня ($8,352 млрд в октябре 2015-го) она сократилась на $3,224 млрд: за эти годы белорусы вынесли 38,6% валютных депозитов.

Итак, «тихую гавань» в виде валютных депозитов в банках – изрядно «штормит» на новостях о санкциях, постоянном упоминании слова «война» с экранов БелТВ, и формирующихся на всём этом негативных ожиданиях и прогнозах.

Результат – тотальное – со всех видов вот уже три месяца подряд – сокращение объёма валютных депозитов физлиц.

С одной стороны, это – та самая «дедолларизация» вкладов, о которой «мечтали» власти. 

С другой стороны, падение объёма валютных депозитов не компенсируется соответствующим приростом BYN-рублёвых: доллары просто уходят в кэш, накапливаясь в наличной форме «до лучших времён».