Суд по «делу Сергея Тихановского» — что известно на сегодняшний день

С 24 июня в гомельском СИЗО суд рассматривает дело в закрытом режиме.

Виновными в ряде преступлений, в том числе тяжких — организации массовых беспорядков, хотят признать политика Николая Статкевича, блогеров Игоря Лосика, Сергея Тихановского и Владимира Цыгановича, модератора соцсетей Дмитрия Попова и оператора Артема Сокова, сообщает Радыё «Свабода».

Игорь Лосик написал в одном из писем, датированных 3 августа, что не понимает, что он делает на суде и что там вообще происходит.

— Почитай про суды-тройки в 1937-м, как-то так примерно. Такой степени маразма всего процесса я даже не ожидал. Что закрыли суд в целях безопасности, — это правда. Безопасности здравого смысла и душевного состояния, — написал Лосик.

Его жена Дарья Лосик каждую неделю со вторника по пятницу проводит время под Гомельским СИЗО.

— Насчет суда ничего не известно, на здоровье Игорь не жалуется. С настроением – перепады, но это логично для человека в таких условиях. Под СИЗО я познакомилась со многими людьми, которые носят передачи родным. Некоторые — впервые, не знают, как и что. Теряются. Я им помогаю, консультирую. Люди очень хорошие. Здесь, под СИЗО, все стараются друг другу помогать, — рассказала Дарья.

Марина Адамович, жена Николая Статкевича, волнуется, что последнее письмо, которое она получила от мужа, датировано 28 июля. Между тем 12 августа политик отметит день рождения — 65 лет. Жена не уверена, что администрация СИЗО передаст ему поздравления, которые она написала в письме. Статкевича должен посетить адвокат.

— Письма не доходят — наверное, снова у них какая-то спецоперация, очередная. Я не знаю, ходит ли Николай на суды. Его из процесса удалили — по его требованию, но обещали доставить на прения сторон. Начались ли они, неизвестно, — говорит Марина Адамович.

Софья Ефремовна, мать Сергея Тихановского, сообщила, что она сейчас ждет письма от сына, а раньше, «две или три недели назад», ходила к нему на свидание в СИЗО.

— Ну как он? А как может быть человек в таких условиях? Короче, трудно. И мне тяжело, потому что я себя плохо чувствую, — отметила мать политзаключенного.

Источник: intex-press.by