Особое мнение: Раньше это были встречи с живым человеком

9 августа Александр Лукашенко проводит “Большой разговор”. Более восьми часов он выступает перед лояльной публикой, почти полностью состоящей из пропагандистов и чиновников. А в сторону противников звучат угрозы, обвинения, оскорбления.

О чем свидетельствует такая агрессивность Лукашенко? Проанализировать “Большой разговор” «Еврорадио» пытается с профессором-психологом Владимиром Янчуком.

Получилось ли у Лукашенко сделать “Большой разговор” знаковым?

“Конечно, нет. Там были только избранные, только допущенные. Если была бы победа, я бы встречался со всеми, потому что не боюсь никого: вот она победа, вот он результат. А когда я встречаюсь за забором, значит, у меня нет уверенности в том, что искомое достигнуто”, — Янчук пытается на себя примерить мышление Лукашенко. 

А какой вообще был посыл этой встречи? 

“Посыл очень простой — убедить себя, попытаться сказать, что всё нормально, что всё старое восстановлено. В принципе, ничего нового, никаких оснований для вступления в диалог и для нормализации отношений в том самом обществе, к которому это всё было адресовано. 

Более того, у меня создалось впечатление, что это был спич даже не к условным сторонникам, а для локальной их части. Новых идей там нет, неких представлений о перспективах нет. Одни достаточно общие рассуждения, повторяющиеся из раза в раз, о собственном субъективном видении проблемы”. 

 Убедил ли Лукашенко аудиторию в том, что всё под контролем?

“Аудитория ждала каких-то интриг, каких-то заявлений, но ничего так и не получила. И насколько я понимаю, аудитория растерялась ещё больше. 

Звучало “скоро” про собственный уход, но это “скоро” мы уже слышим давно. Да и сколько это — “скоро”? Это понятие относительное. “Скоро” — это годы, “скоро” — это месяцы, или “скоро” — это дни?”   

Агрессивная риторика Лукашенко —  это способ накрутки аудитории?

“Да сколько уже можно эту аудиторию накручивать? Это такой стиль общения, и он уже не впервые такой: “Я — сильный, я не боюсь”. 

Как психолог, я его прекрасно понимаю: чем чаще человек говорит, что он сильный и не боится, тем больше эти утверждения вызывают вопросы”, — утверждает Янчук.

С точки зрения психолога, что значат агрессивные слова Лукашенко?

“Это говорит о внутренней культуре и воспитанности. Этика взаимоотношений аудитории требует соответствующих правил общения, а для этого есть очень хороший термин — хамство. 

Лично у меня это вызывает крайне негативное отношение, когда мне, например, тыкают без оснований, когда со мной панибратствуют без оснований. 

Насколько я понимаю, глава государства должен с уважением относиться к народу, которым он хочет управлять. Без этого уважения никогда не будет диалога”.  

Получается, что грубость Лукашенко уже не нравится белорусам. Что поменялось? 

“Всё просто: уход от народа. Если раньше это были встречи с живым человеком, то сегодня этого нет. Сейчас “Батьки” нет, теперь это фигура, которая очень высоко, очень далеко, которая вообще отстранена от людей”.   

В каком состоянии сейчас находится белорусское общество? Белорусов удалось запугать?

«На мой взгляд, результат абсолютно противоположный. Если раньше эти публичные шествия способствовали психологическому выплеску — вышли, походили, поскандировали, — то сейчас это всё продолжается внутри. 

И это внутреннее напряжение нарастает. Всякие попытки изолировать лидеров общественного мнения, ограничить информационное пространство, попытки вернуть мир в старое приводят к контрэффекту».   

Из страны выталкивают образованных людей, в вузы недобор. К чему это приведёт? 

“Общество должно осознавать, что не будет интеллектуальной элиты — не будет развития. Не будет людей думающих — будут всё время грабли. И самое печальное: не будет завтра. Пропагандистская машина вещает одно, а это — индикатор обратного: общество не верит и уезжает”, — предупреждает профессор Владимир Янчук.