Посол Джули Фишер: Тема Беларуси смогла объединить политиков в Вашингтоне

Посол США в Беларуси Джули Фишер ответила на вопросы «Голоса Америки» в годовщину начала белорусских протестов.

— Госпожа посол, прошел год со дня президентских выборов в Беларуси, которые вылились в массовые протесты по всей стране. Едва ли не каждые пять лет, после очередных белорусских выборов, Соединенные Штаты отказываются признавать их демократическими и справедливыми, выражают обеспокоенность, иногда вводят санкции, а воз и ныне там: Лукашенко продолжает править вот уже 27 лет и не думает ни о каких демократических преобразованиях. Чем ситуация 2020 года отличается от прошлых лет?

— Выборы 2020 года стали поворотным пунктом в нашем восприятии событий в Беларуси. Мы увидели, что белорусы недвусмысленно высказались за возможность иметь выбор, альтернативу Лукашенко. Мы также стали свидетелями невиданного уровня фальсификаций – от подтасовок при подсчете голосов и вбросов бюллетеней до нежелания допустить на участки международных наблюдателей. В такой ситуации вполне понятна реакция людей, отказавшихся принять официальные результаты выборов. Соединенные Штаты также отреагировали, решительно отвергнув результаты голосования, и в своей оценке мы были едины с нашими партнерами из Евросоюза, Канады и Великобритании. И это касается не только голосования 9 августа, но и насилия, которое власти применили в отношении белорусов в последующие недели и месяцы.

— Какие меры воздействия на белорусский режим сейчас рассматривают в Вашингтоне? Есть ли что-то новое в сравнении с привычным набором санкций?

— По большому счету, вопрос о мерах воздействия стоит адресовать не столько Соединенным Штатам, сколько самим белорусам. Чего они хотят добиться? Чем их действия будут отличаться от тех, что были в прошлые годы? Уже тот отпор, который они дали самому механизму проведения выборов, процессу подсчета голосов, арестам популярных кандидатов от оппозиции – это уникальное явление, которое отличается по масштабам от всего, что мы видели раньше. Разумеется, важно и то, насколько Запад готов мириться с теми или иными действиями белорусского режима, и как нам стоит координировать свою работу по поддержке тех, кто борется за лучшее будущее для Беларуси.

— В Вашингтоне Светлане Тихановской был оказан прием, какого лидеры Беларуси не удостаивались с 1993 года. И в то же время сложилось впечатление, что президент Байден поначалу колебался по поводу встречи с ней. Что заставило его изменить мнение?

— Думаю, то, что встреча президента Байдена со Светланой Тихановской уже сама по себе стала мощным сигналом поддержки демократическому движению в Беларуси и за ее пределами. Как вы правильно заметили, Светлану Тихановскую принимали в Вашингтоне на самом высоком уровне, чего не случалось с белорусскими лидерами почти 30 лет. Но я бы отметила, что помимо встречи с президентом у нее состоялись также встречи с госсекретарем Блинкеном, его заместителями Викторией Нуланд и Узрой Зеей, главой Агентства США по международному развитию Самантой Пауэр, лидерами в обеих палатах Конгресса. Это был уникальный и особый прием для политика, который стремится вернуть белорусскому народу его голос и будущее, вдохновляя своим примером людей во всем мире.

— Литовский Сейм признал Светлану Тихановскую законным лидером Беларуси. Как далеко готовы пойти Соединенные Штаты в ее признании?

— Соединенные Штаты видят в Светлане Тихановской лидера белорусского демократического движения. Мы поддерживаем с ней контакты на самом высоком уровне, как и с членами Координационного совета, где бы они ни находились – в Вильнюсе, Варшаве, Киеве или Риге. И мы продолжим нашу поддержку этому демократическому движению.

— Государственные СМИ в Беларуси и России описывают прошедший визит примерно так: «Тихановская приехала к Байдену за деньгами, а получила только печеньки». Каков реальный результат ее визита?

— Этот визит позволил обсудить целый ряд тем. У нас появилась возможность из первых рук получить информацию о том, что происходит в Беларуси, поскольку команда Тихановской поддерживает тесный контакт с людьми, ведущими борьбу за перемены в стране, услышать ее оценку ситуации и того, какую поддержку необходимо оказать демократическому движению. Не только со стороны США, но и со стороны наших партнеров в Европе, включая ближайших соседей Беларуси. Мы также обсуждали меры воздействия, к которым могут прибегнуть США, их союзники и партнеры. Ее понимание динамики происходящего в Беларуси было особенно ценным для американских собеседников.

— Можно ли говорить, что принятый на днях новый пакет санкций стал результатом этих встреч?

— Да, меры, о которых было объявлено 9 августа 2021 года, имеют прямое отношение к переговорам, которые госпожа Тихановская вела во время ее поездки в Вашингтон.

— Александр Лукашенко провел 9 августа пресс-конференцию, в ходе которой открыто обвинил США в организации белорусских протестов. Последует ли какая-то реакция Вашингтона на подобные заявления?

— Мы уже не раз были свидетелями тому, как указующий перст, которым Лукашенко и его режим обличают «виновных» в своих бедах, то и дело меняет направление. Белорусским властям стоило бы понять, что выход из кризиса — не в поиске внешних врагов, а в признании требований и ожиданий собственных граждан. Мы в Соединенных Штатах не раз говорили, что конец политическому кризису могут положить три простых шага: безусловное освобождение всех политических заключенных, начало широкого общенационального диалога и проведение новых, свободных и справедливых выборов.

— Вы были приведены к присяге в качестве посла США в Беларуси в декабре 2020 года, и с тех пор исполняете свои обязанности, находясь в соседней стране, Литве. Как такую ситуацию можно охарактеризовать с дипломатической точки зрения?

— С момента вступления в должность я дала себе слово, что буду выполнять свою работу, где бы я ни находилась – будь то в Вашингтоне, Вильнюсе, Варшаве или любой другой точке региона. Я занимаюсь продвижением нашей политики и наших интересов совместно с партнерами в ЕС и работаю в тесном контакте с нашими друзьями из Литвы и Польши, которые более других подвержены влиянию политического кризиса в Беларуси.

— На должность посла вас номинировал президент Трамп, а к обязанностям вы приступили уже при Байдене. Заметили ли вы разницу в подходе к Беларуси между прежней и нынешней администрациями?

— Это еще одна уникальная особенность ситуации, связанной с белорусским политическим кризисом: насколько тема свободы в Беларуси способна объединить людей в Вашингтоне. Я была свидетелем чрезвычайно решительной реакции со стороны высших чиновников как в администрации Трампа, так и в администрации Байдена. Мы видим колоссальную двухпартийную поддержку на Капитолии — в Сенате и Палате представителей. Республиканцы совместно с демократами сформировали кокусы по поддержке тех, кто добивается демократических преобразований в Беларуси. Это еще раз показывает, насколько сильно в нашей стране желание поддержать это демократическое движение.

— Своей низшей точки американо-белорусские отношения, наверное, достигли в 2008 году, когда из Минска попросили уехать тогдашнего посла США, а затем объявили персонами нон грата 30 дипломатов. Если сравнивать с той ситуацией, на каком уровне отношения находятся сейчас?

— Очевидно, что сейчас мы переживаем непростой и напряженный период в двусторонних отношениях. Но мы в посольстве по-прежнему считаем, что даже в такой ситуации нам важно быть на виду и поддерживать контакты с людьми в Беларуси. И мы продолжим работать в этом направлении.

Алесь Кругляков. Корреспондент русской службы «Голоса Америки» с 2015 года. Ведущий программы «Настоящее время. Америка». В 1990-х и 2000-х был автором и ведущим различных проектов на белорусском телевидении, включая информационно-публицистическую программу «Крок», Агентство телевизионных новостей и «Доброе утро, Беларусь!»

Источник: Алесь КРУГЛЯКОВ, «Голос Америки»