Санду говорит Путину: «Прощай!..»

Фото с сайта президента Молдавии. Уже звучат призывы к Кремлю признать независимость Приднестровья и Гагаузии.©

Молдавия сделала окончательный выбор в пользу Европы — отреагирует ли Россия так же жестко, как это было с Грузией и Украиной?

Результаты досрочных парламентских выборов в Молдове, завершившихся 11 июля, однозначны. После подсчета 100% бюллетеней Центральная избирательная комиссия республики объявила, что Партия действующего президента Молдавии проевропейского политика Майи Санду «Действие и солидарность» (PAS) набирает 52,8% голосов. Это дает ей 63 из 101 депутатского мандата. Главный конкурент PAS — промосковский блок социалистов и коммунистов во главе с двумя бывшими президентами — Игорем Додоном и Владимиром Ворониным (BECS), получил почти вдвое меньше — 27,17% голосов (32 мандата). Партия бизнесмена Илана Шора набрала 5,74% (6 мандатов).

Остальные партии, включая блок известного предпринимателя и в прошлом «серого кардинала» молдавской политики Ренато Усатого не смогли преодолеть избирательный барьер по пропорциональной системе. Впрочем, половина мест в молдавском парламенте распределяется по итогам выборов в одномандатных округах, где представители оппозиции возможно еще имеют шансы на успех.

Тем не менее политические результаты этих парламентских выборов для Молдовы — страны с парламентско-президентской системой — очевидны. Теперь проевропейский политик Майя Санду имеет в руках не только президентские полномочия, но и полный контроль над парламентом, а также над правительством, которое PAS имеет право сформировать самостоятельно, не вступая в коалиции с другими партиями и блоками. Получив такой карт-бланш от молдаван, Санду может незамедлительно приступить к давно обещанным масштабным реформам, основное содержание которых — борьба с коррупцией и бедностью в стране.

А вот как на результаты молдавских выборов отреагирует Россия — пока загадка. Российская патриотическая общественность уже призывает Кремль к решительным действиям, раз «в целом Молдавия для России потеряна». Например, предлагается признать независимость Приднестровья и Гагаузии.

Вопрос о том, на какие шаги готова пойти Москва в ответ на оглушительную победу проевропейских сил в Молдавии, обозреватель «Росбалта» задал российским экспертам.

Виктор Мироненко, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН:

«Прогнозы насчет политики Кремля строить сложно, но исходя из того, что целью российского руководства сегодня является то, что называют «воссозданием исторической России», нельзя исключить, что Москва может предпринять в отношении Молдавии те шаги, которые она сделала в 2008 году в отношении Южной Осетии и в 2014 году — Украины. Вспомним, что мы признали независимость не только Южной Осетии, но и Абхазии. Сегодня в похожем тренде находится Белоруссия. В Донбассе, по некоторым данным, уже роздано около 600 тысяч российских паспортов.

Поэтому, с учетом результатов молдавских выборов, такого варианта развития событий, как бы он мне не нравился, я отрицать не могу. Голосование в Молдавии может стать дополнительным импульсом для подобных действий. Честно говоря, другого варианта я и не вижу.

Все это, при желании, можно назвать шагами к восстановлению геополитической роли России, которую она, как считают наши руководители, утратила с распадом Советского Союза».

Алексей Макаркин, первый вице-президент Центра политических технологий:

«Такие шаги Кремля, как признание независимости Приднестровья и Гагаузии, теоретически возможны в условиях «размораживания» внутреннего конфликта в Молдавии. Но сделать это довольно сложно и технически, и политически. То же Приднестровье далеко от России, но близко к Евросоюзу. С одного бока у него та часть Молдавии, которая находится под контролем Кишинева, а с другого — Украина.

Я не совсем понимаю, зачем Кремлю размораживать этот конфликт — и без того проблем хватает. Объединения Молдавии с Румынией не будет. Майе Санду как президенту это не выгодно. В НАТО кандидатуру Молдавии всерьез рассматривать не будут.

Поэтому негативная реакция Кремля на выборы в Молдавии будет, однако не до такой степени, чтобы признать независимость Приднестровья. Последнее означало бы сыграть на обострение. Но зачем? При разных режимах в Молдавии Кишинев всегда договаривался с Москвой».

Андрей Окара, директор Центра Восточноевропейских исследований:

«У Кремля сейчас нет какой-то большой необходимости признания независимости Приднестровья или Гагаузии. В политике какие-то рискованные действия совершаются, когда этим можно чего-то добиться. Представим себе, что Москва признает независимость Тирасполя. Этим она добьется только новых проблем, скандалов и очередных западных санкций, при этом ничего для себя особенно не выгадав.

Дело в том, что Приднестровье — это такая анархическая пиратская, олигархическая, полностью коррумпированная республика, серая зона. Между тем, ни Молдавия, ни даже Приднестровье Кремлю не нужны ни в каком виде. На стратегические интересы России в этом регионе они существенно не влияют. Гипотетически Приднестровье, если не рассматривать разные мошеннические схемы по отмыванию денег, само по себе может понадобиться Москве только в одном случае — если там всерьез рассматривают вариант оккупации юга Украины.

Парламентские выборы в Молдове показали реальный уровень поддержки здесь промосковских сил. Блок Додона и Воронина получил 27% голосов. Это в основном сельский и пожилой электорат, который, отдавая предпочтение Додону, голосует за некий призрак Кремля. Партия социалистов Додона имеет разветвленную структуру по всей стране, очень серьезное финансирование, свои СМИ. Так что меньше трети голосов при таких ресурсах — это провал».

Александр ЖЕЛЕНИН