Особое мнение: Всё это — подготовка к некой важной кампании…

Руководитель аналитического центра Belarus Security Blog Андрей Поротников объясняет, почему, по его мнению, Россия заинтересована в уходе Лукашенко.

— Для чего, по-вашему, понадобились зачистки СМИ?

— Это повторение прошлогодних событий перед президентскими выборами. С той лишь разницей, что тогда под ударом оказались ютуб-блогеры, которые вели политические каналы. Сейчас неугодных режиму блогеров в стране практически не осталось — соответственно пришли за медиа.

Все это — подготовка к некой важной политической кампании, которая должна стартовать в ближайшие недели, даже не месяцы.

— То есть вы связываете это с кампанией по конституционным изменениям?

— Как минимум. Но я думаю, что дело может не ограничиться только новой конституцией, а привести к старту новой электоральной кампании.

Насколько мы можем судить, в сентябре 2020-го российская поддержка (политическая и финансовая) была обусловлена проведением конституционного референдума, в результате которого власть должна была перейти к парламентско-президентской или президентско-парламентской системе.

В той ситуации у Александра Лукашенко не было другого выбора, кроме как согласиться. Сейчас ситуация несколько поменялась, и он хотел бы таких конституционных изменений, которые принципиально ничего бы не меняли.

И тут встает вопрос: какой проект Конституции будет? Будут ли там учтены российские пожелания либо нет?

Я бы не исключал, что это действительно будет Конституция с очень резким усилением роли парламента и правительства, но представленная таким образом, чтобы спровоцировать голосование против нее. Для того, чтобы потом сказать Кремлю: вы же видите, мы сделали, что обещали, народ выступил против, а мы не можем идти против воли народа.

В любом случае мы на пороге очень серьезной политической кампании, подготовительным этапом к которой является эта зачистка. Это очень четкий знак всем людям и структурам, которые в состоянии выступить в качестве вероятного центра сбора недовольных, чтобы они сидели и не высовывались.

— А могут ли сегодня на ситуацию внутри Беларуси влиять внешние игроки? Пока складывается впечатление, что никакие меры и угрозы тут не действуют, и Лукашенко методично делает то, что считает нужным.

— Россия ждет выполнения тех обязательств, которые Лукашенко принял на себя и за которые ему уплачено 1,5 млрд долларов. Запад же действует реактивно: никакой стратегии у них в отношении Беларуси нет.

Более того, я считаю, что с их точки зрения Лукашенко в принципе отвечает интересам Запада. Другое дело, что его поведение в последние месяцы вышло за те рамки, когда они могли просто закрывать глаза.

Если раньше Лукашенко был лишь неприятностью, потом стал раздражителем, то сейчас он — угроза. А по мере разрастания пограничного кризиса, связанного с нелегалами и сигаретной контрабандой, на фоне звучащих угроз про наркотики, он для Запада может трансформироваться уже во врага.

Но пока Запад не имеет никакого плана по отношению к Беларуси, не собирается его разрабатывать и с большим сожалением вводит те санкции, которые вводит.

Да, Александр Григорьевич Лукашенко полностью отвечал их интересам, но, увы, ситуация зашла настолько далеко, что они просто не могут дальше только «выражать озабоченность».

— По вашей логике получается, что именно Россия будет продавливать уход Александра Лукашенко.

— Беларусь негласно оставлена в сфере влияния России. Никто за Беларусь бороться, кроме белорусов, не будет. Просто Запад определил для России красные линии: формально в Беларуси должны сохраняться признаки суверенитета — независимая страна, своя власть, свои символы, — а по большому счету россияне могут тут делать все.

Запад хочет в итоге получить ситуацию в Беларуси, на которую бы ему не приходилось реагировать. Если русские обеспечат такой порядок, который не отвлекал бы Запад от более важных дел, то почему нет?

Но так не будет бесконечно. Тот факт, что опять актуализировалась тема визита Светланы Тихановской в Вашингтон — это как раз знак Кремлю: ребята, мы дали вам поляну, вот вы ее и окучивайте, а не то мы попытаемся это делать своими руками так, как сможем.

— А Россия как-то заинтересована наводить здесь порядок?

— Ну а почему нет? На текущий день Лукашенко — это одна из угроз интересам России в Беларуси.

Давайте посмотрим, например, на российские военные объекты в Беларуси. 7 июня истек срок действия соглашения об их аренде. Если бы соглашение было продлено, об этом бы уже сообщили. Но обе стороны молчат. Это означает, что договор не продлен, и объекты функционируют на птичьих правах.

Лукашенко задерживает проникновение российского бизнеса в Беларусь, в том числе и для участия в приватизационных сделках. Опять же это вопросы разного рода теневых финансовых интересов.

То есть, на сегодняшний день этот человек — проблема для всех. И для Запада и для Востока. Просто проблема разного свойства.

Если для Запада — это политический раздражитель, то для Кремля — и политический, и экономический, и военный раздражитель, человек, который сдерживает здесь установление полного российского доминирования. А сдерживает потому, что очень четко понимает: оно будет означать для него конец сразу.

— Как бы там ни было, пока действия Кремля мало говорят о желании убрать Александра Григорьевича.

— Если вы обратили внимание на встречу Сергея Лаврова и Владимира Макея, то российский министр иностранных дел сказал своему белорусскому коллеге три вещи: преодоление политического кризиса возможно через принятие новой конституции, сроки проведения реформы определены, оппозиция участвует в выработке новой конституции. И в конце июня премьер Головченко, выступая в Палате представителей, сказал такую фразу: страна находится в преддверии конституционного референдума.

С русскими согласован конкретный политический календарь мероприятий, и они сейчас хотят, чтобы этот календарь исполнялся.

Они не делают шумных заявлений, не вводят никаких санкций, но по итогам первого полугодия объемы поставок нефти в Беларусь в сравнении даже с прошлым, не самым лучшим годом, уменьшился в полтора раза. 

А, начиная с четвертого квартала, на 80% падает загрузка транзитных газопроводов, при том, что каждый квартал Беларусь получала от них более 70 млн долларов — не такие маленькие деньги. Плюс непоставка, по крайней мере, трубопроводным транспортом, нефти в Новополоцк.

Также все говорит о том, что экспорт нефтепродуктов за этот год обвалится минимум вдвое по сравнению с прошлым (а это 20-25% белорусского экспорта).

Да, россияне не делают громкие заявления, не вводят санкции. Они просто подтягивают удавку: молча, спокойно, очень расчетливо.

— А как же посыл, что более пророссийского президента им не найти? И в целом выглядит сомнительным, что Кремль захочет выполнять пожелания европейских политиков, даже если в каких-то вопросах Александр Григорьевич не всегда отвечает их представлениям о прекрасном.

— Я не согласен по поводу «самого пророссийского президента». Лукашенко не пошел навстречу Москве ни по одному принципиальному вопросу.

  То есть, если может быть и более пророссийский, то получается, что в Лукашенко — спасение для независимости Беларуси???  

— Я этого не говорил. Просто любой политик-реформатор будет больше отвечать интересам российского бизнеса, чем Лукашенко.

Источник: gazetaby.com