Ночь на нейтральной полосе

Репортаж о беженцах на литовско-белорусской границе.

С начала 2021 года на литовско-белорусской границе задержали 1577 мигрантов. Это граждане, в том числе, Ирака, Конго, Камеруна, Гвинеи, Ирана, которых, по версии литовских расследователей, по приказу беларуских властей привозят прямо на нейтральную полосу. 

Поток беженцев вырос за последние месяцы в 20 раз, говорит литовская сторона. В стране объявлена чрезвычайная ситуация. Корреспондент «Белсат» отправился на Друскининкайскую заставу, чтобы собственными глазами увидеть, как десятки мигрантов пробуют нелегально попасть в Евросоюз из Беларуси.

Мы приезжаем в Друскининкай – небольшой литовский город на юге Литвы, у самой границы Польши и Беларуси. Здесь, на первый взгляд, ничего не выдает мигрантского кризиса: люди гуляют, отдыхают, спешат в магазины и на работу. И, кажется, ничего не слышали о проблеме, которая превратила достаточно размеренную работу местных пограничников в ежедневный квест с погонями и ночными дозорами.

Ночь на границе

«Вам повезло, – говорят уже после проверки наших журналистских документов на Друскининкайской заставе, – вы будете первыми журналистами, которые поедут с нами в такое ночное приключение».

Началась вечерняя пересменка, на которой мы замечаем еще и немецких полицейских из Frontex (агентство Европейского союза по безопасности внешних границ – прим. редакции), но они просят их не фотографировать. Построение, сборы – на все это уходит примерно около часа, и мы выдвигаемся. Наши проводники, литовские пограничники Рокас и Эвалдас (фамилии они просили не называть – прим. редакции)

Первое, что спрашиваем у наших провожатых: насколько тяжело работать сейчас?

«Зависит от ситуации, тяжело или нет. Бывает, просто патрулируешь и никаких проблем. Но сейчас приходится и бегать, и задерживать, – отвечает Рокас. – Психологически не сложно. Это наша работа. Но мы же не одни, нам помогают и внутренние войска, и полиция. Мы работаем вместе, это, пожалуй, не позволяет нам раскисать».

Первая остановка около пограничного поста. Здесь выборочно останавливают автомобили, которые пересекают границу. Провезти нелегального мигранта этим путем – вещь практически не осуществимая: контроль проходят все фуры, заверяют наши спутники.

«А у вас нет более темной одежды с собой?» – задают резонный вопрос пограничники, и в этот момент мы понимаем, что совершили с оператором большую глупость, надев белые майку и рубашку.

«Ладно, что-нибудь придумаем», – успокаивают нас.

Уже через полчаса мы медленно едем лесными тропами, которыми ежедневно ходят мигранты, переходя границу с Беларусью. Именно здесь, в разное время с разной частотой, происходит большинство задержаний. Несколько дней назад в этих местах, с желтыми предупредительными табличками на деревьях, задержали более сотни человек.

«Иногда это одна небольшая группа, вслед за ней обычно сразу идет другая. Потом через час еще одна. Все зависит от скорости их движения. Мы блокируем определенный участок и ждём, когда они придут. Агрессия со стороны незваных гостей случается редко, – говорит Эвалдас. – Чаще всего они сдаются сами. Завидев пограничников, люди приседают и ждут, пока к ним подойдут. Но бывает так, что нам приходится преследовать, ловить их, искать в лесу. А некоторые оказывают сопротивление, поэтому нам даже приходилось делать предупредительные выстрелы в воздух и задействовать перцовый газ и наручники».

Обычно эти люди хорошо одеты, добавляет Рокас, который уже достал прибор ночного видения и просматривает затемненные участки вдалеке:

«У них дорогие вещи, опрятный вид, из телефонов – бывают айфоны, правда, я думаю, что не оригинальные, а скорее копии».

С наступлением темноты градус тревоги постепенно нарастает. Пограничники внимательно осматривают лесную чащу тепловизорами, а затем находят белую куртку. Видимо, ее оставили, чтобы не привлекать внимания литовских силовиков. Белорусские пограничники пропускают беженцев без проблем, и на просьбы внимательнее следить за границей больше не реагируют.

«Еще совсем недавно достаточно было одного звонка, чтобы решить любой вопрос, – рассказывает Рокас. – У самой границы во время патрулирования обменивались какими-то словами, репликами. Сейчас же белорусская сторона нас полностью игнорирует. Они молчат или делают вид, что не слышат».

Ближе к полуночи в лесу становится абсолютно темно. Нам дают темные куртки, и просят не разговаривать, не включать телефоны и свет на камере. Мы стараемся даже дышать тихо и вслушиваемся в едва уловимые звуки, которые выдают присутсвие человека в лесной чаще – хруст веток, шепот. В какой-то момент раздается сообщение по рации: задержаны беженцы из Африки. Мы едем туда.

Из Африки в Друскининкай

На скорости мы летим по лесным горкам: во время этой гонки нам сообщают, что где-то задержаны еще четверо, а двое неизвестных нарушителей перелезли через ограждения и уползли в чащу. Буквально через две минуты мы приезжаем на место задержания: четверо парней стоят на коленях с поднятыми вверх руками.

У одного из них, молодого человека с татуировками, выступают на глазах слезы. Стресс, страх и долгожданное облегчение, что все, наконец, закончилось – вот что читается в его глазах. На мой вопрос, откуда он приехал, сообщает, что из Ирака, а билет в Минск купил за 600 долларов. Больше вопросов задавать им нельзя – это могут делать только пограничники, статус задержанных не позволяет мигрантам общаться с журналистами.

Парень с татуировками сразу говорит, что он просит политического убежища. Трое остальных отдают свои рюкзаки на проверку и жадно глотают воду. Полиция и второй экипаж занимаются их оформлением, а мы уезжаем разыскивать остальных.

Поиск лучшей жизни

По дороге расспрашиваем о беженцах наших сопровождающих. Рокас и Эвалдас говорят, что истории самые разные. Одни признаются, что хотят найти хорошую работу, потому что на родине это почти невозможно. Другие рассказывают, что были студентами в Гродно или Минске, но в какой-то момент их исключили из университета или значительно повысили плату за обучение, что и привело их в Литву за поисками лучшей жизни и продолжением учебы.

Какое-то время мы патрулируем трассу. По неосвещенному участку дороги проезжают редкие автомобили, а мы снова вслушиваемся в звенящую тишину. Проходит час, прежде чем к машине прибегают Рокас и Эвалдас. Команда: «По местам!»

Проходит еще пару минут, резкое торможение, и мы бежим в чащу, где уже слышны голоса людей и виден свет фонариков. Очередные нарушители – двое парней из Африки. В руках одного питьевая вода белорусского производства. Полицейские и пограничники пробуют задавать вопросы по-английски, но один из них молчит, а второй отвечает по-французски.

«Вы студент? Сколько вам лет? Откуда вы? Что у вас в рюкзаке?»

Парень в белой куртке показывает какую-то карточку, на которой видна небольшая фотография. Разбирательства на месте идут несколько минут, после чего мы выдвигаемся к заставе. По дороге делаем небольшую остановку, полицейские и пограничники закуривают, а мы видим, как мимо нас проезжает машина с задержанными.

Утро на заставе

На часах 7.30 утра, на посту пересменка. Командир заставы в Друскининкай Андрюс Белоручкинас подводит итоги минувшей ночи: задержаны 10 мигрантов, которые нелегально прошли белорусско-литовскую границу.

«За последние дни потоки миграции немного уменьшились, но все равно ежедневно мы задерживаем в среднем около 30 человек, – говорит Андрюс Белоручкинас. – После задержания мы их оформляем, их распределяют по разным местам, где они проходят десятидневный карантин. 

А уже потом распределяются в миграционные лагеря, например, в городе Пабраде, где им предоставляется временное жилье до принятия дальнейших решений. Непосредственно на границе они, как правило, остаются только в течение суток».

Командир заставы подтверждает наши догадки, что большинство мигрантов пересекают границу без каких-либо документов. На вопрос, как им удалось беспрепятственно пройти белорусскую границу, отвечают уклончиво. Если вообще отвечают.

В начале месяца из-за наплыва мигрантов Литва ввела в стране режим чрезвычайной ситуации. Заместитель командующего Службы охраны государственной границы Видас Мочайтис объясняет нам, что это значит на практике:

«После объявления режима у нас появилась возможность привлекать к патрулированию границы внутренние войска, мотострелковые бригады, полицию, осуществлять общественные закупки по упрощенной схеме».

За прошлый год, говорит Видас Мочайтис, было задержано 74 человека, которые нелегально пересекли литовскую границу. За этот неполный год уже более полутора тысяч (по данным на утро 10 июля – 1577 человек, из них 680 иракцев, 200 жителей Конго, 118 – Камеруна, 82 человека из Гвинеи и 68 – из Ирана).

«Поэтому ситуация остается сложной, – признается Мочайтис. – Мы задействовали все 250 мест в Побраде (палаточный лагерь в городе Побраде, где расположен миграционный центр — Прим. ред.), плюс ангары на границе. Пока мы справляемся. Как показывает практика, среди тех, кто иммигрирует через Литву, у нас остаются только белорусы, граждане третьих стран (мигранты из Африки, Ирака, Ирана, Сирии) покидают нашу страну и едут в Европу дальше. 

Мы работаем с посольствами стран, откуда приехали эти граждане, на следующей неделе наша правительственная делегация отправиться в Турцию, Иран, Грецию, чтобы непосредственно на месте обсудить этот кризис».

На мой вопрос, когда ждать окончания этого мигрантского кризиса, заместитель командующего говорит, что если бы Литва имела какой-то контакт с белорусской стороны – этот вопрос имел бы смысл.