Возможности ведения политики на западном направлении уничтожаются

Приостановка участия Беларуси в Восточном партнерстве — лучшее свидетельство того, что на самом деле ответить на введенные ЕС ограничения и меры, Минску просто нечем.

Такое мнение на своей странице в Facebook высказал аналитик, учредитель «Сильных новостей» Петр Кузнецовпишет Thinktanks.by.

«Представьте себе ситуацию. Вот есть первобытный человек. Скажем, кроманьонец. У него есть дубина и копье, которыми он может добыть себе пропитание. Но вдруг ему откуда-то из параллельного мира прислали компьютер. Человек современный, развитый и образованный на этом компьютере мог бы заработать состояние. Но кроманьонец крутит его в руках, крутит, не понимает или не хочет понимать, зачем он надо, и в итоге просто выбрасывает. Зачем ему компьютер? Это сложно. Ему бы дубину получше – он бы побольше пропитания добыл», — рассуждает эксперт.

По мнению Петра Кузнецова, «отказ Беларуси от «Восточного партнерства» — это примерно такой случай. Официальному Минску от международных отношений, в том числе и от ЕС, всегда ведь только что было надо? Только деньги – пропитание. Простейший способ получить пропитание – получить прямо деньги, просто в руки. Технологии, инвестиции, дипломатия, внешнеполитические институты – это сложно все».

Эксперт напомнил, что программа «Восточное партнерство» была запущена Евросоюзом в 2008 году и стала площадкой для прямой коммуникации между национальными органами шести постсоветских стран (Беларусь, Украина, Армения, Азербайджан, Грузия, Молдова) и аналогичными органами ЕС. «Для разумных государств это действительно – серьезный инструмент, поскольку через диалог различных органов и институтов на самых различных уровнях можно серьезно влиять на европейскую повестку, лоббировать и продвигать свои интересы. В программе не было своих денег – это не МВФ. Однако участие в ней давало возможности влиять на руководящие круги ЕС», — пишет Петр Кузнецов. Благодаря участию в «Восточном партнерстве» Грузия, Украина и Молдова добились для своих граждан полной отмены шенгенских виз. Активные участники программы, напоминает аналитик, получали доступ к программам на сотни миллионов евро, в том числе и на преодоление пандемии. «А вот Беларусь не получала через ВП практически ничего. Ну, потому что это сложно. Это не с Путиным один на один встретиться», — считает эксперт.

По мнению Петра Кузнецова, приостановка участия в «Восточном партнерстве» — «это не только история о возможностях, которые были в руках, но которые не сумели использовать. Это еще и о том, что в азарте «показать мерзавцам по ту сторону границы» своими руками уничтожаются последние возможности для ведения хоть какой-то внешней политики на западном направлении. Послов все меньше, легитимность власти не признана, но «Восточное партнерство» оставалось площадкой, куда можно было хотя бы приехать и высказать свою позицию. Теперь и этого не будет. Это – не санкции и не контрсанкции, потому что ЕС от этого ничего не потеряет. Это – сжигание мостов в чистом виде. Лучшее свидетельство того, что, на самом деле, ответить на введенные ЕС ограничения и меры, Минску просто нечем».