Особое мнение: Логика мести

Белорусские власти готовы ввести собственные санкции в отношении белорусской экономике — дополнительно к санкциям Евросоюза и санкциям Запада.

Конфликт зашел настолько далеко, что компромисс уже вряд ли возможен: сжигаются последние мосты.

22 июня в Брестской крепости Лукашенко обвинил коллективный Запад в развязывании «гибридной войны» против Беларуси. Минск усиливает конфронтационную риторику, которую логически объяснить невозможно: слишком неравны силы Минска и коллективного Запада.

Тогда почему происходит нагнетание обстановки? — задали вопрос политологу Валерию Карбалевичу.

 Белорусский режим наращивает конфронтационную риторику, о чем свидетельствует выступление Лукашенко 22 июня в Брестской крепости. Например, он объявил, что Запад развязал против Беларуси «гибридную войну». Чем можно объяснить наращивание конфронтационной риторики, находясь в изначально неравном противостоянии?

— Конфронтационная риторика в отношениях с Западом возобновилась 9 августа 2020 года. С этого момента она прекращалась, то усиливаясь, то ослабевая. Сейчас она усилилась, и триггером стали новые санкции, принятые в последние дни саммитом Евросоюза, плюс США, Канадой, Великобританией. В ответ на санкции конфронтационная риторика обострилась. Причем не только риторика, но и действия: через границу с Литвой ринулись толпы нелегалов, как и обещал Лукашенко. 

А тему войны в последнее время власти активно используют в качестве идеологического постулата: сегодняшний коллективный Запад равнозначен фашистской Германии. А оппозиция – коллаборант. Которые сотрудничают с врагами. 

— На такое поведение больше влияют личностные качества Лукашенко или уверенность в том, что «безъяйцевая» Европа пойдет на уступки?

— Расчет на какие-то уступки со стороны Запада сегодня уже не имеет никакого смысла и значения. Конфликт зашел настолько далеко, что компромисс уже вряд ли возможен: сжигаются последние мосты.

Смысл конфронтационной риторики в том, чтобы сформировать в сознании своих сторонников, возможно, людей нейтральных модель осажденной крепости. То есть вокруг враги, а на войне как на войне: с врагами надо разговаривать языком агрессии, а с внутренними врагами – языком политических репрессий.  А риторика государственных СМИ в одинаковой степени агрессивна как к внутренним врагам, так и к внешним.

Ко всему прочему это способ ангажировать свою поддержку России: ей нравится антизападная конфронтация, у самой России примерно такая же риторика. Вот и показывают России: смотрите, мы в одной лодке, у нас общие враги, поэтому вы должны нам помогать. 

— Лукашенко обронил такую фразу: «Аж из-за Атлантики слышен сигнал: помогите, как это было прежде, задержите ядерные материалы, чтобы они не попали в Европу». Многие наблюдатели расценили эту фразу как неприкрытый ядерный шантаж.

— Собственно, белорусские власти и не прячут, что сейчас пытаются шантажировать Европу. Ситуация на белорусско-литовской границе очень характерна с учетом того, что количество авиарейсов из Багдада в Минск сильно увеличилось, после чего увеличилось количество нелегальных мигрантов в Литве. Белорусские власти выбрали такой способ давления на Литву. Думаю, здесь нет четкого рационального смысла, нет попыток решить практическую задачу — просто элементарная месть. То есть логика мести доминирует во внешней политике белорусских властей, равно как и во внутренней: массовые репрессии – месть за события прошлого года, за протесты, как, собственно говоря, и история с самолетом Raynair — месть человеку, которого считают ответственным за массовые протесты. Месть подавляет всякую рациональную логику и все негативные последствия. 

— Можно говорить о том, что нелегальная миграция из Беларуси приняла спланированный, организованный характер?

— Во-первых, Лукашенко сам про это говорил, а вчера практически повторил – не прямо, но косвенно. Во-вторых, литовские власти убеждены, что возросший поток нелегальных миграции есть результат сознательных действий белорусских властей. А увеличение количества рейсов из Ирака в Беларусь косвенно подтверждает, что в этом присутствует поддержка белорусских властей.

— В Минске хорохорятся и заявляют о готовности противостоять «экономической войне». Каким арсеналом ответных мер располагает белорусская власть? 

— Премьер-министр Головченко объяснил, что в ответ на санкции будут приняты ограничительные меры в отношении западных компаний, которые работают в Беларуси – а в Беларуси работают сотни литовских, сотни польских, сотни немецких, украинских компаний. Насколько реально власти готовы кошмарить иностранные предприятия, пока не совсем понятно, но как вариант ответа сойдет.

Запрет на импорт определенных товаров, продуктов конкретных западных компаний тоже возможен.  

Но все озвученные меры являются своего рода санкциями – дополнительно к санкциям Евросоюза, санкциям Запада белорусские власти готовы ввести собственные санкции в отношении белорусской экономики.

Юрий КРЕМНЕВ, «Белорусский партизан»