Особое мнение: Все достижения белорусской дипломатии уничтожены

Бывшие высокопоставленные работники МИД РБ, выступившие против Лукашенко, рассказали DW о кризисных явлениях в белорусской внешней политике после президентских выборов.

Белорусский МИД занимается внутриполитическими вопросами больше, чем внешней политикой? Белорусские дипломаты могут забыть о назначениях в страны ЕС? В Минске недооценили возможную реакцию на посадку самолета Ryanair? Об этом и не только DW спросила экс-посла Беларуси в Словакии Игоря Лещеню и бывшего временного поверенного в делах Беларуси в Швейцарии Павла Мацукевича.

Все достижения белорусской дипломатии уничтожены

«Все достижения белорусской дипломатии последних лет, а их было немало, были уничтожены белорусской внутренней политикой», — убежден бывший временный поверенный в делах Беларуси в Швейцарии, а сейчас старший аналитик Центра новых идей Павел Мацукевич.

По его мнению, сегодня министр иностранных дел больше занимается внутренней политикой, но и эта деятельность практически не находит отражения в информационной повестке ведомства. «Какое-то время назад Владимир Макей провел встречу с Юрием Воскресенским (бывший политзаключенный и экс-участник команды Виктора Бабарико после выхода из СИЗО КГБ зарегистрировал «Круглый стол демократических сил» — Ред.) — ни одного сообщения, если бы Воскресенский сам об этом не рассказал, никто бы, возможно, и не узнал. На прошлой неделе министр встретился с послами европейских государств, но мы узнаем об этом от самих дипломатов», — говорит Мацукевич.

Бывший посол Беларуси в Словакии Игорь Лещеня отмечает, что на основные внешние раздражители, такие как санкции или призывы к ним, МИД все же реагирует. При этом, подчеркивает Лещеня, очевидно изменение стиля заявлений ведомства: чтобы укрепить дух чиновников и очистить совесть тех, кто вовлечен в насилие, создается атмосфера «околовоенной ситуации и борьбы с внутренними и внешними врагами»:

«Высокопоставленные чиновники давно уже перешли на военную терминологию. Вот и Владимир Макей 26 мая в ходе совместного заседания двух палат белорусского парламента говорил о ситуации «на западном фланге Беларуси». А ведь фланг — это термин, который используется для описания порядка расположения войск».

«Попытки МИДа наладить отношения с внешним миром разбивались о те события, которые происходили внутри страны», — добавляет Павел Мацукевич.

Степень жесткости реакции ЕС в Минске недооценили

«Посадка в Минске самолета Ryanair с Романом Протасевичем и Софьей Сапега на борту вызвала кумулятивный эффект. Здесь уже не только тема протеста, политических заключенных и, в частности, Протасевича. Действующая власть вторглась в сферу суверенных прав Евросоюза. Представители объединения говорят о принудительной посадке авиалайнера государства — участника Евросоюза. Очевидно, что степень жесткости реакции Евросоюза в Минске недооценили», — комментирует Игорь Лещеня. И добавляет, что, по его мнению, несмотря на то, что в действиях ЕС есть внутренняя логика, запрет на полеты нанес больше вреда гражданам Беларуси, нежели действующей власти.

Что касается уровня взаимного дипломатического представительства, то недавний скандал с высылкой Беларусью и Латвией всех дипломатов, скорее всего, так и останется единичным случаем, считает Игорь Лещеня. По мнению экс-посла, чтобы не доводить дело до фактического прекращения работы посольств, стороны обычно используют другие методы: отзыв послов и понижение уровня руководителя миссии до временного поверенного в делах, высылка одного или двух дипломатов и так далее.

Ротация белорусских послов в западных странах невозможна

«Белорусским дипломатам, которые в глубине души надеялись уехать куда-то послами, на таких планах можно ставить крест», — говорит Павел Мацукевич.

Напомним, по информации Corriere della Sera, Рим пока не выдал разрешение на назначение послом Беларуси в Италии официального представителя белорусского МИД Анатолия Глаза. DW обратилась за комментарием во внешнеполитическое ведомство, но нам ответили, что МИД никогда не комментирует кадровые вопросы.

«Я думаю, что дело не в Анатолии Глазе. В нынешних условиях ротация белорусских послов в западных странах невозможна. Если завтра МИД решит поменять посла Беларуси в Германии, будет такой же ответ. Потому что если итальянцы или немцы дают согласие на назначение нового посла, то это шаг в сторону признания руководства страны, которая посла назначает, — говорит Павел Мацукевич. — За последнее время не было вручения верительных грамот послами Беларуси в западных странах, кроме посла Беларуси в Великобритании Максима Ермаловича, но на должность он был согласован и назначен до августа 2020 года».

Для европейских государств возможность избежать вручения верительных грамот Лукашенко — продлевать контракт уже аккредитованным дипломатам.

«Интересно, что на фоне событий после 9 августа официальный Минск продолжал направлять в столицы государств-участников Евросоюза запросы на согласие принять новых белорусских послов. Я думаю, что согласно логике околовоенной идеологии, когда все, что произошло в стране, объясняется исключительно происками иностранных разведок, белорусские власти воспринимают такие запросы, как жест доброй воли — вы, дескать, вредите, а мы готовы к вам послов направлять», — комментирует Игорь Лещеня.

В то же время он не исключает, что у официального Минска были надежды на то, что по крайней мере до ситуации с авиалайнером Ryanair, кто-то в ЕС все-таки сможет принять нового посла Беларуси.

Татьяна НЕВЕДОМСКАЯ, DW