Кандидат в канцлеры ФРГ: Я за новые санкции, чтобы надавить на Лукашенко

Кандидат в канцлеры от ХДС, премьер Северного Рейна — Вестфалии Армин Лашет в интервью DW рассказал о своих взглядах на отношения ЕС и Германии с Россией и Беларусью.

Премьер-министр федеральной земли Северный Рейн — Вестфалия Армин Лашет  принял участие в работе открывшейся в понедельник, 14 июня, в Бонне ежегодной конференции Global Media Forum (GMF), которая проводится под эгидой медиа-компании Deutsche Welle.

Лашет, выдвинутый правящим в Германии Христианско-демократическим союзом (ХДС) кандидатом в канцлеры Германии, в интервью DW рассказал о своем видении того, какой должна быть политика ФРГ и Евросоюза в отношении России и нужны ли ей новые акценты , а также высказался по поводу санкций ЕС в отношении Беларуси.

DW: Господин премьер-министр, трансатлантические отношения в последние годы были очень напряженными. Теперь открывается новая их глава. Как она может выглядеть? Помимо прочего, это вопрос обсуждается и на саммите НАТО.

Армин Лашет: Действительно произошло фундаментальное изменение в американской внешней политике. На смену тезису «Моя страна прежде всего» снова приходит идея многостороннего сотрудничества. США возвращаются во Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ), активно участвуют в работе ООН. Они оживили работу G7, как мы это видели в минувшие выходные. И мы должны подхватить это. И идея президента Байдена о коалиции демократий, которые тесно сотрудничают друг с другом, для Европы и Германии — это шанс принять в ней участие.

— Какую роль может и должна сыграть Германия в этом процессе?

— Германии как крупнейшей стране отводится важная роль прежде всего в Европейском Союзе. Она должна скреплять ЕС. И с моей точки зрения, она должна содействовать более сильной европейской внешней политике вместе с Францией. И Евросоюз как единое целое может тогда вместе с США во многих регионах мира внести свой вклад в развитие свобод, достижение мира и соблюдение прав человека. И Германия должна принять в этом активное участие.

— Генсек НАТО Йенс Столтенберг выступает за более четкую позицию по отношению к Китаю и России. Как может выглядеть эта более четкая позиция?

— Четкая позиция — значит сохранение наших основных принципов. Мы не приемлем нарушения международного права. Это касается прежде всего аннексии Крыма, которая противоречит международному праву. Но четкая позиция не исключает поиска возможностей для сотрудничества. Для внешней политики характерен поиск общих точек соприкосновения и с теми государствами, у которых иная общественная модель.

И если мы возьмем вопрос защиты климата, то его невозможно решить без России и Китая. Наши экономические отношения тоже невозможны без двух этих стран. Поэтому нужна четкая позиция относительно наших базовых принципов, но тем не менее нужно и искать возможности сотрудничества, в этом моя позиция.

— Но четкая позиция по отношению к России, как она должна выглядеть? Можете ли вы представить себе более жесткий подход, в том числе и по отношению к России?

— Тот, кто требует более жесткого подхода, должен сказать, что именно он понимает под более жестким подходом. У нас есть санкции, но разрывать дипломатические отношения или делать что-то подобное было бы неправильно. Если возникают трудности, нужно больше говорить друг с другом, а не меньше. Поэтому хорошо, что американский президент Джо Байден на днях встретится с российским президентом Владимиром Путиным. Наконец-то состоится встреча двух президентов. В кризисные времена они нужны еще больше.

— Должна ли Германия по-новому расставить акценты в российской политике?

— Я так не считаю. Немецкая политика по отношению к России является частью европейской политики. Германия участвует в минском процессе. Германия и Франция участвует в нормандском формате вместе с Россией и Украиной. Они (Берлин и Париж. — Ред.) пытаются внести свой вклад в мирное урегулирование. У нас четкая позиция в том, что касается международного права. И сотрудничество, которое у нас есть с Россией, нужно развивать.

— Одним из спорных пунктов является газопровод «Северный поток-2». Ангела Меркель (Angela Merkel) и Джо Байден дали понять, что будут вести переговоры на эту тему. При каких условиях может быть начата эксплуатация этой магистрали?

— Моя позиция всегда была очень четкой. Нам требуется эта магистраль, это экономический проект, он нужен для энергоснабжения. И всегда существовало условие: не должно быть геополитических потерь для Украины. Этот трубопровод не должен быть использован для того, чтобы шантажировать Украину, или страны Балтии, или Польшу. Но если он будет построен, это дополнительный путь для энергоснабжения, и это хорошо. Магистраль заработает в этом году. И когда начнется транспортировка газа, необходимо будет обратить внимание на геополитические правила и защиту Украины. И такая договоренность существует на европейском уровне.

— Означает ли это неограниченный по времени транзит газа?

— Неограниченный по времени… Разрешения всегда выдаются на определенное время. И когда-то мы откажется от газа. Мы находимся на пути к климатической нейтральности. И эту магистраль можно было бы использовать, к примеру, для транспортировки водорода. Поэтому для чего бы она не использовалась, этот вопрос будет обсуждаться в рамках двусторонних отношений. Но то, что трубопровод будет построена, с этим пришлось согласиться и США. И я рад, что президент Байден отказался от санкций, которые ввел президент Трамп.

— Вы провели встречу с лидером белорусской оппозиции Светланой Тихановской. Тема нарушения прав человека в Беларуси обсуждалась и на саммите G7. Она будет обсуждаться и далее на этой неделе. Тихановская требует жестких санкций. Как они могли бы выглядеть?

— Я говорил с ней именно на эту тему. Какие санкции необходимо ввести, какие санкции затрагивают население и у каких действительно есть воздействие? Санкции, которые мы уже ввели, это запрет для белорусских авиакомпаний, касающийся пролета над территорией ЕС. Кроме того, мы отказались от пролета над территорией Беларуси, что ведет к сокращению государственных доходов.

Мы решили внести в санкционные списки функционеров, которые причастны к нарушениям прав человека напрямую или косвенно. И частично эти функционеры активны в экономической сфере, включая и самого Лукашенко. И в отношении их активов, их фирм должен быть введен санкционный режим Европейского Союза. Этого еще не произошло. И мое желание состоит в расширении санкций, чтобы целенаправленно оказать давление на Лукашенко.

Источник: Мануэла Каспер-Клэридж