Особое мнение: Завидовать Лукашенко не стоит

Когда авторитарный режим сравнивает разные варианты, для него наиболее важным является не рост ВВП, а удержание власти.

О ходе Конференции про будущее Беларуси Reshape в беседе с вице-президентом аналитического центра CASE Belarus Алесем Алехновичем рассказал экономист, профессор экономики института Sciences Po (Париж) Сергей Гуриев. Конференция организована Центром новых идей проходила с 7 по 10 июня. 

Thinktanks.by выбрал некоторые комментарии Сергя Гуриева. 

Чем обусловлен белорусский «успех»?

— История 27 лет Беларуси – это не одна история. Это несколько историй. Можно увидеть успехи первых 15-20 лет, затем стагнацию и провалы последних нескольких лет. Если вы посмотрите на первые 20 лет режима Лукашенко, он был достаточно успешен. Рост экономики на 5% процентов в год был действительно впечатляющим ростом. Конечно, он во многом поддерживался Россией. По оценкам МВФ, поддержка России в разные годы составляла около 10% ВВП. И в этом смысле, если у вас рост 5% ВВП, а поддержка – 10% ВВП, это, конечно, не успех. Все, разумеется, не так просто, потому что есть эффекты общего равновесия, изменения обменного курса… То есть нельзя сказать, что если б не было поддержки России, белорусский ВВП сокращался бы на 5% в год. Но тем не менее, надо понимать, что этот рост был во многом оплачен российскими налогоплательщиками. А последние 10 лет, или последние 7 лет, роста вообще нет. Это тот же застой, который мы наблюдаем по российской экономике. И в этом смысле видно, что модель роста, которая была основана на дешевых российских энергоносителях, на кредитах из России или международных институтов, которыми управляет Россия, эта модель зашла в тупик.   

Как дальше будет развиваться политический и экономический режим в Беларуси?

— Мы знаем, что авторитарные режимы находятся на неправильной стороне истории. Но для каждого конкретного автократа расчет совершенно разный. Александр Лукашенко никуда не собирается уходить. Его надежда заключается в том, что ему каким-то образом удастся удержаться у власти, даже если это приведет к существенным проблемам в экономике. Напомню, что у нас есть пример Венесуэлы, где режим удерживается у власти с гораздо худшими результатами, чем режим в Беларуси. Мы видим, что в Венесуэле ВВП упал вдвое, 10% населения покинуло страну, а у тех людей, которые остались, серьезно сократилась даже масса тела от недоедания. И в этом смысле, конечно, Лукашенко может посмотреть на Венесуэлу, может посмотреть на Сирию. Вообще, с помощью насилия можно удержаться у власти, даже если это будет сопровождаться серьезными потерями с точки зрения экономики.

Беларусь – это страна, где будущее зависит от человеческого капитала. Если самые образованные люди уедут из Беларуси, это будет серьезнейшим ударом по экономическому росту. Особенно, когда мы говорим о Парке высоких технологий, ИТ-компаниях. Тем более, что рядом находится Центральная и Восточная Европа, где не хватает людей, где компании пытаются привлекать таких квалифицированных специалистов, как образованные граждане Беларуси.

Поэтому ситуация сложная, но, когда авторитарный режим сравнивает разные варианты, для него наиболее важным является не рост ВВП, а удержание власти. Если вы смотрите на ситуацию, где общий пирог будет расти, но есть вероятность, что вы не удержитесь у власти и ситуацию, где вы удержитесь у власти, но общий пирог будет сокращаться, конечно, вы выберете второй вариант. Это не белорусская особенность. Это – нормальная черта политической экономии авторитарного режима. Особенно, если диктатор знает, что ему некуда уходить. Поэтому, не стоит удивляться.

Можно ли после посадки самолета с помощью истребителя отмотать назад? И почему этот инцидент существенно поменял отношение Запада к Беларуси?

— Честно говоря, я думаю, что вернуться назад больше невозможно. Действительно, западные политики подотчетны своим гражданам. Защита прав человека, других прав и свобод, политическая конкуренция, не является сегодня внутренним делом стран. Эту черту мир перешел в 1945 году. После Второй мировой войны все страны подписали Всемирную декларацию прав человека и больше преследование политических оппонентов не является внутренним делом страны, даже если Лукашенко или Путин говорят об обратном. Но у каждого западного политика есть приоритеты – это мнение своих граждан. И для граждан Америки или Ирландии главное, конечно, их безопасность. Именно поэтому, когда Путин аннексировал Крым – это была одна история и санкции были не такие большие. С другой стороны, когда был сбит самолет MH17, санкции были гораздо более серьезные. Когда российские власти вмешались в выборы в 2016 году, это привело к тому, что в Конгрессе США был создан консенсус о необходимости новых санкций против России. Поэтому, конечно, переход границы, который мы наблюдали, привел к серьезному возмущению.

Вы говорите, что санкций раньше не было. Санкции были. Те санкции, который разморожены в начале июня США, они были придуманы много лет назад. Просто после 2014 года Лукашенко заявил: «Я больше не самый последний диктатор Европы, есть похуже», и стал играть роль посредника между Россией и Западом. И эти санкции были заморожены. Поэтому одобрения Лукашенко на Западе нет. Есть санкции, которые похожи на «список Магнитского», которые сегодня принимаются не только в Америке, Канаде, но и в Европе. Поэтому завидовать Лукашенко не стоит.  

Александр ВОЙТОВИЧ, Thinktanks.by