В Кремле вряд ли станут бороться за личную власть Лукашенко над Беларусью

Кремлю сейчас по целому ряду причин нет смысла пороть горячку в белорусском вопросе, считает политический обозреватель Александр Класковский.

«Лукашенко продолжает посылать России сигналы, что он сражается против Запада не только за свои, но и за ее интересы. Однако Путин рядом неожиданных заявлений, по сути, аккуратно дистанцировался от проблем, в которых увяз белорусский режим, — пишет Класковский.

На Петербургском экономическом форуме 4 июня российский президент заявил: «В той же Беларуси много проблем внутренних. Мы хотим занимать нейтральную на самом деле позицию». И еще сказал о белорусской ситуации, что «там истина всегда, как обычно, где-то посередине находится» (то есть между Лукашенко и Тихановской, получается?).

Не стал он особо выгораживать союзника и в истории с посадкой самолета Ryanair в Минске.

Пожалуй, такая отстраненность кремлевского друга — немножко не то, что лило бы бальзам на душу белорусского вождя.

Почему же Путин избрал такую риторику после, казалось бы, задушевной, с катанием на яхте, встречи в Сочи?

Ну, во-первых, Кремль любит держать Лукашенко, мягко говоря, в тонусе. Чем сильнее партнер нервничает, тем больше шансов им манипулировать.

Во-вторых, как подчеркивают многие аналитики, Путин готовится ко встрече с американским коллегой. Среди комментаторов популярна версия, что Беларусь может стать частью некоей большой пакетной сделки с Байденом.

Как вариант: Москва смягчает позицию по Украине (или идет навстречу в других чувствительных для США вопросах), а Вашингтон соглашается на российский контроль над Беларусью при условии смены ее правителя на не раздражающую Запад фигуру.

Спекуляций на эту тему много, однако на самом деле шансы на большую сделку между Путиным и Байденом пока в принципе эфемерны. Слишком много наломано дров в двусторонних отношениях, слишком велико взаимное недоверие.

Далее, на встрече 16 июня в Женеве два мировых лидера будут обсуждать в первую очередь более масштабные и чувствительные для обеих сторон вопросы. Беларуси если и коснутся, то, пожалуй, лишь скороговоркой.

И наконец, самое главное: Кремлю сейчас по целому ряду причин нет смысла пороть горячку в белорусском вопросе.

Ведь Лукашенко, заимев массу недовольного электората, жестоко рассорившись с Западом, получив от него санкции, оказался в ситуации, когда Москве особенно удобно продвигать свои интересы на белорусском направлении, опутывать соседнюю страну сетями зависимости.

Также на руку Кремлю то, что в Беларуси сейчас уничтожаются политическая оппозиция (прозападная и националистическая в его категориях), гражданское общество, ориентированное на европейские ценности и защиту независимости, СМИ, создававшие качественный национальный контент в противовес российской пропаганде, ползучей экспансии «русского мира».

У любого же второго президента Беларуси будет несравненно больше возможностей смягчить ситуацию внутри страны, найти общий язык с ЕС и США. Да и не так-то просто Кремлю добиться ухода Лукашенко, если тот категорически против.

Всякие радикальные сценарии достижения этой цели на сегодня слишком трудны и рискованны для российского руководства (почему — отдельная тема).

Таким образом, пока наиболее вероятно, что в Кремле постараются выжать максимум выгоды для себя из нынешнего крайне затруднительного положения Лукашенко.

Хотя вряд ли станут бороться именно за его личную власть над страной, если на каком-то этапе сочтут, что игра не стоит свеч и есть варианты».