«В ГУБОПиК не идиоты работают. Многие фиксируют преступления режима»

На днях в фильме на канале «Беларусь-1» назвали фамилию сотрудника ГУБОПиК, который передавал инициативе BYPOL огромное количество внутренней информации про спецслужбы. Это Станислав Лупоносов, на момент увольнения он был старшим оперуполномоченным 4-го отдела 1-го управления ГУБОПиК, его имя даже есть в «Черной книге Беларуси». Станислав уволился в декабре и уехал в Украину, где сейчас и находится. «Наша Нива» взяла у него подробное интервью, The Village Беларусь приводит самое главное.

Станислав рассказал, что служил в органах почти 20 лет. В ГУБОП он работал с июля 2020 года в управлении по борьбе с коррупцией в медицине. До этого — в ГУВД Минского горисполкома в управлении «К», а еще раньше — в уголовном розыске.

Лупоносов говорит, что уволился и уехал, потому что видел, «к какому краху ведут нас эти власти, как коллеги занимаются явными преступлениями, как начальники их к этому подстрекают. Во всем этом я участвовать не хотел». А сделал это непублично, потому что владеет огромным количеством информации, и после громкого увольнения его обязательно посадили бы в тюрьму.

«Оперативники ГУБОП — одни из самых информированных сотрудников в стране, это не СК и не прокуратура. Мне бы не простили».

Поэтому он выбрал уехать и использовать свои знания, чтобы помочь движению перемен. Сейчас он работает в IT, но консультировал BYPOL по некоторым вопросам.

Лупаносов в интервью охарактеризовал некоторых известных силовиков:

«Карпенков — это человек, преданный службе диктатору. У него с ним какая-то мистическая связь, это невозможно объяснить, отдан безмерно. Я подтверждаю оригинальность записи, на которой этот человек говорит о концлагере для несогласных. Я не скажу, что эту запись опубликовал, но ту встречу записывала минимум 4 человека — это те, о ком знаю только я.

Михаил Бедункевич (начальник управления по противодействия экстремизму ГУБОПиК МВД The Village Беларусь) — вся дичь, которая творится — от него. У меня о нем нет хороших слов. Я убежден, что Бедункевича будут допрашивать его же сотрудники, некоторые — с особой радостью.

С Тихиней (он много лет возглавлял 2-е управление ГУБОПиК МВД, был фигурантом «сахарного дела» The Village Беларусь) я почти не пересекался. Его выпустили из СИЗО, чтобы проводить иезуитскую работу с криминальными элементами, которых он знал по своей прежней деятельности. Им выдали ориентировки на бизнесменов, из которых они должны были вытряхивать деньги якобы на «финансирование протестов». Расчет был на то что коммерсанты пошли бы с заявлениями в милицию, и личному составу других подразделений было бы продемонстрировано, какими методами действуют сторонники перемен — через криминальных авторитетов. Но «блатные» или саботировали задание, или предупредили бизнесменов, откуда растут ноги. Он так и просидел все события на своей даче.

Про Чемоданову я ничего плохого не скажу».

Также Станислав рассказал про движение сопротивления среди силовиков.

[Сотрудники записывали выступление Карпенкова] «для доказательств совершения преступлений режимом. В Губопике не идиоты работают. Многие понимают, что происходит, и фиксируют процессы, чтобы спасти себя в нужный момент».

Какие силовики самые нелояльные к Лукашенко:

«МВД — центральный аппарат. Около 400 людей подписались за Бабарико».

Почему силовики в августе не перешли на сторону народа, а народу не удалось тогда окончательно победить:

«Народ не поверил в свою мощь и не понял, какой силой обладает. Выразил недоумение, но власть не взял. Бессмысленное высказывание негодования. Не было никакого сомнения в том, что Лукашенко с треском проиграл выборы „домохозяйке“, но не было лидеров, не было организации».

«А никто им (силовикам) не говорил ничего. Что будет завтра? Кто кредиты будет платить? Им просто говорили — „уходите“. Но надо жизнь поменять все за раз. Я вот ушел, но так легко, так как в подразделении не так долго работал, не прирос. Из ГУВД я бы так легко не ушел, где 11 лет отработал».