Особое мнение: Рано или поздно преемник начнет думать, как убрать Лукашенко

Модель, когда есть и новый президент, и Лукашенко – это ящик Пандоры, заявил «Белорусскому партизану» директор института «Палітычная сфера» Андрей Казакевич.

– Сегодня «Всебелорусскому народному собранию» предложили придать конституционный статус, сделать постоянно действующим органом его президиум, а решения ВНС – обязательными для исполнения всеми госорганами. 

Выходит, теперь все очевидно – Лукашенко придумал для себя новый пост с теми же широкими полномочиями, но без необходимости избираться. Или вы считаете по-другому?

– Нет, я оценивал бы эти предложения как продолжение туманности по поводу того, что вообще нужно сделать. Все же непонятна компетенция этого нового органа. Дискуссия на этот счет во власти идет давно, но все упирается в следующий момент. 

С одной стороны, ВНС хотят дать грандиозные полномочия и обязать всех исполнять его решения. Но с другой – остается сильный президент. Если посмотреть на то, как коммуницируют представители власти в последние полгода, то можно увидеть, что они пытаются сочетать несочетаемое. 

И сильного президента, который контролирует исполнительную и судебную власть, а также имеет право издавать нормативные акты, имеющие большую юридическую силу, чем законы. И новый орган, который будет принимать важные решения. 

Поэтому эти предложения я пока оценивал бы как просто риторику. 

Конституционной комиссии поставили задачу придать ВНС статус конституционного органа – вот они это и предлагают.

Как будет в реальности, мы сможем сказать только, когда будет опубликован проект новой Конституции, где будут прописаны конкретные полномочия ВНС. Может получиться так, что это все же будет декоративный орган, еще один Совет Республики.

– Каким, на ваш взгляд, свое будущее видит Лукашенко?

– Думаю, он, конечно, видит свое будущее таким же, как настоящее: контроль над всеми ветвями власти. Но внутренняя ситуация и внешнее давление могут заставить его уйти на другой пост. 

Но мне кажется, рассматривая такой вариант, Лукашенко не имеет никакого представления, как это может работать.

Все эти предложения по ВНС – это же экзотические варианты. Мы знаем очень мало примеров чего-то подобного в других странах, и из-за своеобразных традиций этот опыт нельзя перенять.

Возможно, ВНС с новыми полномочиями и рассматривается как один из вариантов транзита власти, но в итоге все будет упираться в детали. 

Кто будет контролировать силовые структуры? Кто будет контролировать назначение премьера и министров? У кого будут полномочия по изданию нормативных актов?

– Можно ли допустить, что будет работать ВНС во главе с Лукашенко и будет работать новый президент? Он же не раз говорил, что это его последний срок. 

– Допустить можно: думаю, это один из сценариев, который наверху рассматривается. Но он очень сложный. Чтобы Лукашенко отдал власть новому президенту, он должен иметь к нему высокий уровень доверия. 

И вопрос: какие полномочия он оставит за президентом? С большой степенью вероятности можно предсказывать, что его преемник рано или поздно начнет думать, как бы убрать Лукашенко из власти.

Сложно себе представить, что даже на позиции председателя президиума ВНС он не будет пытаться вмешиваться в ситуацию. Здесь большая вероятность появления конфликта.

Почему я считаю, что, например, казахстанская модель у нас не пройдет? Потому что там сложный баланс интересов, культура определенных компромиссов и опыт Назарбаева по выстраиванию сложной политической игры. 

А Лукашенко всегда максимально всё упрощал: снижал роль партий, зачищал альтернативные политические структуры и т.д.

Модель, когда есть и новый президент, и Лукашенко – это ящик Пандоры для Беларуси, абсолютно непрогнозируемая ситуация.

А на каком варианте власти остановятся – посмотрим, уже не так много времени осталось до обещанного референдума. 

«Белорусский партизан»