Особое мнение: Власть Лукашенко держится последние месяцы только на насилии

Профессор Чикагского университета и НИУ ВШЭ Константин Сонин (на снимке) рассуждает о том, какие цели преследовал Александр Лукашенко, отдавая приказ принудительно посадить Минске гражданский самолет, летевший в Вильнюс.

Все обсуждают, какие санкции наложит теперь — после вооруженного захвата мирного самолета для ареста оппозиционера — ЕС на Лукашенко? Многие сожалеют, что это будут очередные слова. (Можно подумать, что у ЕС — или у какой-то страны — есть особенно мощные рычаги давления на Беларусь…).

Кто-то представляет себе возможные санкции, — пишет Константин Сонин. — Но мне представляется, что, если и придавать этой безумной акции какой-то стратегический смысл — он ровно в этом. Вызвать поток слов или санкций.

Какой смысл арестовывать основателя независимого телеграмм-канала NEXTA? Власть Лукашенко держится последние месяцы только на насилии потому, что он утратил поддержку во всех социальных группах и слоях Беларуси, а не потому что, есть какие-то телеграмм-каналы или СМИ. Белорусы прекрасно знают, что подавляющее большинство ненавидит Лукашенко, что он погубил экономику и готов погубить страну ради ухода от ответственности; большинство боится выступать против него из-за постоянных арестов, избиений и убийств. Это всем известно и без всяких медиа. Точно так же арест не имеет смысла с точки зрения террора населения — все и так запуганы дальше некуда.

Так какой смысл? А смысл именно такой — чтобы оправдать, для себя и своего окружения то, что делается последние месяцы — полный разгром страны и экономики, нужно чтобы враг не просто был, чтобы враг «нападал». Понятно, что никто — я думаю, даже в ближайшем окружении Лукашенко — не верит бредням про то, что Америка или Европа нападут на Беларусь. А теперь хотя бы с каким-то основанием можно будет говорить про санкции.

Пропагандистская роль у этого, мне кажется, уже давно чистый ноль, но какая-то картинка для ближайшего круга и себя самого — для чего я ежедневно гублю страну? — да для защиты от нападения ЕС! — какой-то смысл имеет.