Особое мнение: Людей захватывают и увозят неизвестно куда

Правозащитник Олег Волчек – о том, как в Беларуси происходит откат в «лихие 90-ые» и хуже

В полдень 20 мая все еще нет связи со вдовой основателя TUT.BY Юрия Зиссера, культурологом Юлией Чернявской, как нет и информации о состоянии ее здоровья и местонахождении – ни у родственников, ни у коллег, ни у адвоката 

(20 мая после 15:00 дочь Чернявской Евгения написала в соцсетях: «Мамин адвокат получил звонок от сотрудников ДФР, что сейчас над мамой будут происходить следственные действия. Адвокат зашел на встречу», чуть позже выяснилось, что речь идет о ДФР).

Сложно поверить, что подобное происходит в Беларуси в 2021 году. Руководитель правозащитного центра «Правовая помощь населению» Олег Волчек в экспресс-комментарии «Cалідарнасці» отметил, что речь не только о законе, но и о простом человеческом отношении:

– Я накануне как раз писал о задержании другого человека с TUT.BY, главного инженера Аллы Лапатко, которую забрали прямо с похорон дяди: неужели было так сложно вызвать ее на допрос на следующий день?

Даже если ты следователь, есть какие-то человеческие отношения: надо разъяснить человеку тот факт, что он будет задержан, дать возможность принять важные решения – например, заключить договор с адвокатом, собрать какую-то необходимую одежду. А так мы видим, что людей захватывают и увозят неизвестно куда на неопределенное время.

Как у бывшего следователя, в моей практике были разные преступники: и насильники, и убийцы, и нападавшие на сотрудников милиции. Но нас обучали в прокуратуре, что ты в любом случае должен вести себя не только как следователь, следуя букве Закона, но и как человек, все разъяснить, действовать спокойно.

В данном случае <дело возбуждено> по экономической статье (хоть мы все понимаем, о чем речь), а такое ощущение, что задерживают людей, как в 90-х годах ОМОН «брал» сходки уголовников. Но тогда боялись, и не без оснований, что у тех есть оружие, со всеми вытекающими последствиями. Но здесь же – интеллигентные, уважаемые, известные люди, не уголовники… Для меня тоже сложно понять, почему именно так происходит.

Почему вообще обязательно сразу задерживать, если можно применить меру пресечения – домашний арест? Отключить телефоны, запретить пользоваться интернетом, закрыть дверь и все, как в случае с адвокатом Ильей Салеем, которому на время домашнего ареста разрешили общаться только с адвокатом. Есть же цивилизованные способы решать эти вопросы.

И другая проблема – мы видим, что прокуратура не осуществляет никакого надзора. Уже весь мир об этом говорит – уже и США заявили, и другие страны, думаю, поднимут этот вопрос. Понятно, что это дело (против TUT.BY – «С».) – не экономическое, не простое уголовное; оно имеет политический мотив и цель – закрыть последний альтернативный большой источник информации.

Я, как юрист и как следователь, могу сказать, что TUT.BY предоставлял очень выверенную информацию. С точки зрения закона в их материалах всегда все было аккуратно, все было сделано так, чтобы не было повода закрыть редакцию по делу о защите чести и достоинства кого-либо из чиновников, или за распространение угроз, разжигания ненависти и тому подобное.

Поэтому, конечно, удар по порталу – это удар по всей сфере СМИ. Это откат, отступление даже не знаю, до какого периода – видимо, как сказал Виктор Бабарико, в средневековье.

Когда лично я работал следователем, то разрешал задержанным взять с собой и порошки, и воды набрать – понимал, что, пока человека привезут, оформят, он день будет без еды. Преступник он или нет, убийца или не убийца – во-первых, это должен еще подтвердить суд, в статусе подозреваемого можно находиться и год, и десять, и двадцать лет, а до тех пор все это люди. И они не должны находиться в таких жестких условиях, как это происходит сейчас.

Поэтому совершенно непонятно, для чего учинять подобные экзекуции, тем более над женщинами (не хочу сказать, что так можно обращаться с мужчинами, но в отношении женщин – особенно), над людьми, имеющими инвалидность?

– Видимо, сегодня таких следователей, с принципами человечности, осталось немного…

– В будущем, и я за это переживаю, у государства, у политиков будет проблема в возрождении органов предварительного расследования. Разрушить все можно легко, а вот чтобы «поднять» следователя, как нас обучали в 90-х годах, нужно минимум 15 лет практики.

Нельзя просто брать детей со студенческой скамьи и считать, что это будет зрелый следователь. На мой взгляд, при будущей реформе нужен ценз, не младше 30 или 35 лет: чтобы человек прошел армию, поработал (не важно, на государство или в бизнесе), стажером побыл…

Конечно, вчерашними студентами без опыта легче управлять, давать им нужные указания. Вот поэтому и происходит то, что происходит.