Особое мнение: Беларусы сжали зубы и ждут своего часа

Политический обозреватель Александр Класковский комментирует подписанный Лукашенко закон по вопросам обеспечения национальной безопасности.

«Еще большую свободу рук дает силовикам закон по вопросам обеспечения национальной безопасности, который подписал 17 мая Александр Лукашенко, — пишет Класковский.

— В общем-то, при подавлении протестов, вспыхнувших в августе прошлого года, силовики и так широко применяли свой арсенал: водометы, слезоточивый газ, резиновые пули.

При этом — хотя несколько манифестантов погибли, тысячи были избиты, подверглись истязаниям, многие получили увечья — никого из людей в погонах не наказали за чрезмерное применение силы.

Теперь же, как отмечают комментаторы, власти просто подгоняют законы под уже сложившуюся репрессивную практику.

Тем временем конвейер репрессий продолжает работать в бешеном темпе. И не видно никаких признаков того, что режим собирается остановить или хотя бы притормозить этот конвейер, а тем более пойти на амнистию политических узников.

Факторы, которые могут в этом плане давить на режим, пока для него не критичны.

Да, финансово-экономическое положение властей не блестящее, однако и катастрофичным его пока не назовешь.

Более того, за первый квартал внешняя торговля дала неплохой профицит — 828 млн долларов, что в 2,3 раза больше, чем за аналогичный период 2020 года.

Западные санкции пока не подкосили экономические опоры режима и в обозримой перспективе вряд ли подкосят.

Москва не торопится осыпать Лукашенко щедротами, поджимает, чтобы быстрее подписывал союзные программы (бывшие дорожные карты углубления интеграции), но и откровенно валить его не станет.

На экономические реформы Лукашенко и раньше был не охоч идти, а уж теперь тем более.

Белорусский вождь косо смотрит на бизнес, боится его развития, так как это расширяет слой людей, заинтересованных в переменах.

Внутри системы наверняка не все довольны чрезвычайщиной, но кто пикнет? Кроме того, чем дальше, тем больше исполнители замазываются в нехороших делах.

А это усиливает стимул бороться за сохранение режима, поскольку приятных для себя перспектив при его смене многие в среде силовиков и гражданской вертикали не видят.

Самое же главное — вождь режима, скорее всего, просто боится соскочить с этого коня репрессий.

Он понимает или, по крайней мере, подсознательно чувствует, что та часть народа, которая не приемлет его систему, велика и что она не смирилась с этим апофеозом дубинки, а лишь сжала зубы и ожидает своего часа».