Лукашенко уверен, что и без его участия костел не восстановят

Пожар в Будславе для Лукашенко – очередное громкое дело, на котором хочет заработать дивиденды, показать себя в лучшем свете, а «врагов» выставить в дурном.

«Ни черта не сделают»

«Без государства они ни черта не сделают все равно», – заявил Лукашенко о помощи костелу в Будславе, пострадавшему от пожара. «Они» – это «невероятные», то есть оппоненты.

-Не надо тут торопиться, даже специалисты говорят. Помочь надо: разобрать там, эти работы… Но специалисты пусть определятся, обследуют, что надо сделать. Без государства они ничего не сделают все равно. Но эти же «невероятные» опять говорят: деньги соберем, – заявил Лукашенко. – Ветеранам уже «собрали». Не знаю только, где деньги. И здесь говорят: соберем. Ничего они не соберут. Они просто людям объявят, у людей заберут деньги и поделят в Польше. Поэтому если кто-то хочет восстановить этот храм, надо открыть им там (пусть они откроют счет), и пусть люди им передают деньги, а не в Польшу. Каждый человек, сколько сможет, если захочет, туда передаст деньги.

Правитель высказал уверенность, что при восстановлении храма не потребуется «бешеных объемов».

Примечательно, что на восстановление костела в Будславе 100 тысяч рублей перечислили две фирмы Александра Мошенского: «Санта Бремор» и «Савушкин продукт».

Замаливают свои грехи?

«Совесть молчит»

— Пожар в Будславе – очередное громкое дело, которое Лукашенко использует в своих интересах. Он пытается выбить почву из-под ног у своих оппонентов – «невероятных». Как он сам выразился, и показать, что они делают не хорошее, а плохое дело. А хорошая помощь может идти только от государства. – комментирует заявление правителя священник Александр Шрамко.

 Накануне две фирмы Александра Мошенского, близкого к «семье», тоже перечислили по 50 тысяч рублей на восстановление костела в Будславе…

— Неважно, кто оказывает помощь благому делу – приближенные или не приближенные. Лично Лукашенко решил обыграть эту карту; не для того, чтобы оказать посильную помощь, а чтобы еще раз выставить себя в позитивном свете, а своих противников – в негативном.

— В последнее время очень часто чиновник, который сам называет себя «православным атеистом», апеллирует к Богу. Может, уверовал?

— Обращения к Богу – чистая риторика, но это совсем не означает, что он обращается именно к Богу. У человека свои сдвиги, свои страхи, свои мании – мне не интересно копаться в его психологии. Страшно лишь то, что от такого человека зависит все государство.

— Не выглядит ли это как попытка замолить свои грехи?

-Нет, не выглядит. Это игра на чувствах людей, попытка приватизировать благородное дело. Лукашенко не нуждается в замаливании грехов, потому что его не мучает совесть. В обществе есть определенный процент людей, которые лишены самого чувства совести, мучений совести, поэтому они легко врут, совершают действия, за которые другие сгорели бы от стыда. Из таких людей часто выходят хорошие мошенники, они часто сидят в тюрьме, потому что расположены к совершению безжалостных действий. А некоторым удается пробиться на самый верх власти – тоже благодаря беспринципности, напористости – и тогда они становятся бедой для всех.

Я не вижу у Лукашенко никаких мучений совести. Вспомните его высказывания про Гитлера или Скорину, который «жил и творил в Питере» – и после этого смотрит чистым взглядом, словно так и надо. Другой постыдился бы, попытался бы выкрутиться, а ему ничего не надо.

Мучала бы совесть, так он попытался сделать хоть малейший шаг навстречу обществу, пошел бы на минимальный компромисс или хотя бы имитировал компромисс – для самоуспокоения себя. Но ничего этого не происходит. Пожар в Будславе для него – очередное громкое дело, на котором хочет заработать дивиденды, показать себя в лучшем свете, а «врагов» выставить в дурном.

Глеб ЮРИН, «Беларуская праўда»