Особое мнение: Лукашенко повернул закон на десятки лет назад

В Беларуси 87 офицеров лишены воинских и специальных званий. Среди них такие известные личности, как Владимир Бородач, Валерий Костка, Сергей Анисько, Николай Козлов, Игорь Макар.

Что все это значит и что последует за лишением воинских званий? Об этом «Белорусский партизан» спросил доктора юридических наук, профессора Михаила Пастухова. Кстати, подполковника запаса.

— Список «лишенцев» большой. В нем — известные мне лица и совсем неизвестные. Прежде всего, меня поразило включение в него подполковников запаса КГБ Валерия Костко и Сергея Анисько, которых лично знаю. В отличие от Николая Козлова, лидера Объединенной гражданской партии, подполковника запаса милиции, они не являются политиками и вообще не участвовали в каких-либо акциях. Правда, Валерий Костка иногда давал комментарии по вопросам, которые связаны с деятельностью «силовых» структур. Но они были взвешенные, корректные и объективные. 

У меня сложилось представление, что этот список должен был стать пугалом для всех служивых людей. Глядя на список и найдя в нем знакомые фамилии, оставшиеся на службе или вышедшие в отставку, должны задуматься, что такие санкции могут коснуться и их, если они проявят гражданскую позицию или смелость в оценке событий. 

Скорее всего, за лишением воинских званий последует и лишение назначенных пенсий. Насколько мне известно, Костка и Анисько более 20 лет находятся в отставке и получают неплохие пенсии. Теперь их с военной пенсии могут «перевести» на социальную пенсию, которая в Беларуси составляет всего 129 рублей. Дело в том, что военнослужащие освобождены от взносов в Фонд социальной защиты населения и, естественно, у них не выработан страховой стаж. Значит, им не могут назначить трудовую пенсию.

— Как выглядит лишение воинских и специальных званий с правовой точки зрения?

— В юриспруденции существует правило: закон обратной силы не имеет. Это означает, что, по общему правилу, нельзя распространять действие нормативных актов на события (действия), которые случились раньше. Если люди выслужили воинские звания и находятся в отставке, то недопустимо лишать этих званий по каким-то субъективным основаниям, например, нелояльности по отношению к власти, выражения политической позиции. Тем более, если прошло длительное время после ухода с военной службы.

— Имел ли Лукашенко право лишать звания офицеров в отставке, которые никогда не служили под его началом, присягу на верность ему не принимали?

— Скорее всего, за основу берется то, что глава государства является, по действующей Конституции, еще и главнокомандующим. Правда, статус главнокомандующего у нас нигде не прописан. По традиции он присваивает генеральские звания. Может их и лишать, что имело место в отношении бывшего министра обороны Павла Козловского (у него «отняли» одну звезду) и бывшего министра внутренних дел Юрия Захаренко (его разжаловали до звания «полковник»). 

Лишать званий офицеров-отставников, а также старшин, сержантов милиции – это запредельные случаи, поскольку люди уже попрощались со службой и никому не подчиняются. Они становятся гражданскими лицами. 

— Михаил Иванович, вы ведь также имели воинское звание?

 — Да, до избрания в Конституционный суд я состоял на военной службе в КГБ. Однако после избрания судьей я написал заявление о выходе из военной службы и меня перевели в резерв. Как известно, после ноябрьского референдума 1996 года Конституционный суд вынужден был самораспуститься. Шесть судей, включая председателя суда, написали заявление об отставке на имя старого-нового президента. Я отказался это сделать и был освобожден от должности президентским указом. По закону о Конституционном суде меня должны были восстановить по прежнему месту работы, то есть вернуть на военную службу. Однако этого не было сделано. Меня списали, так сказать, в утиль. О военной карьере пришлось забыть, хотя она начиналась неплохо: в 36 лет я имел звание «подполковник». До настоящего времени не знаю, лишили меня звания или нет. Время службы мне засчитали в общий стаж. Пенсию я получил на общих основаниях. 

Источник: Юрий КРЕМНЕВ, «Белорусский партизан»