Ну и ну! В Борисове судили одинокую мать за пикет, в котором она не участвовала

По версии милиции, вечером 30 марта она находилась в 21 километре от дома, на Брилевском поле, держа флаг.

 19 апреля Наталью — одинокую мать, находящуюся в отпуске по уходу за ребенком — оштрафовал Борисовский суд. Размер штрафа за административное правонарушение составил 5 800 рублей — примерно столько же получила молодая женщина помощи от государства в виде пособия по уходу за ребенком за последний год. За эти деньги можно приобрести, например, вполне сносную иномарку на ходу или даже недвижимость в виде домика в деревне.

Несмотря на вынесенное по делу постановление, свою вину Наталья не признала и подала жалобу в Минский областной суд. Она надеется, что дело будет пересмотрено и огромный штраф платить не придется. Впрочем, все по порядку.

— Наталья, как так получилось, что на вас обратили более чем пристальное внимание правоохранительные органы? Как думаете, чем вы его заслужили?

— Думаю, это потому, что я требовала от них соблюдения закона, и делала это открыто и прямо, не прячась. Например, когда забрали мою сестру прямо с работы по административному делу, я звонила начальнику РУВД и просила соблюдать закон. Были и другие случаи, когда я вставала на защиту закона.

— До августа 2020 года, вернее, до прошедших выборов главы государства, вы интересовались общественно-политической жизнью в стране?

— Вы не поверите, но я была на стороне Александра Лукашенко, признавая те заслуги, которые у него были. Когда проходил сбор подписей, я связалась со штабами Бабарико, Лукашенко и Цепкало и попросила их представителей прийти ко мне домой, чтобы поставить свою подпись в поддержку выдвижения кандидатами.

Члены инициативных групп Бабарико и Цепкало пришли, а вот из инициативной группы Лукашенко ответили, что по квартирам они подписи не собирают. Ровно через две недели один из представителей штаба Лукашенко по телевизору заявил, что они собирали подписи в том чисел путем обхода квартир. Это меня очень возмутило.

Я все чаще стала ловить себя на мысли, что все мои аргументы за действующую власть разбиваются усилиями самой власти: и то, как она реагировала на эпидемию коронавируса, и то, как повела себя во время избирательной кампании и особенно то, что допустила сразу после выборов.

— До суда 19 апреля вы подвергались административным взысканиям по «политическим» статьям?

— Да, меня задержали возле ТЦ «Мандарин» 25 октября прошлого года. Мы стояли в цепи солидарности, это была абсолютно мирная акция. Даже символики никакой не было, только я держала белый лист бумаги и все.

Через пять минут после начала акции нас арестовали. Еще один случай был в начале декабря. Ко мне приехала милиция домой из-за того, что на балконе были вывешены белые и красное полотенца. В результате на меня наложили штраф по статье «нарушение правил благоустройства населенных пунктов» — 10 базовых.

— А что произошло 30 марта? По версии милиции и по вашей версии?

— По версии милиции, вечером 30 марта я находилась в 21 километре от дома — на Брилевском поле, держа флаг, участвовала в несанкционированном пикете.

Я не знаю, как я туда попала, может быть, прилетела… Автомобиля у меня нет. Опознали меня два сотрудника милиции, с которыми я никогда раньше не сталкивалась, и они меня не видели ни разу, так как они служат в загородном отделе РУВД.

Как можно опознать человека, если не видел его никогда вживую, с расстояния в несколько десятков метров, как в суде показали сами сотрудники, и при этом быть точно уверенным, что не ошибаешься, мне не понятно.

На самом деле ровно в 19 вечера 30 марта — время, когда я якобы находилась на Брилевском поле — я сидела дома на кухне и разговаривала по мобильному телефону со своей сестрой. Рядом со мной была моя подруга, в квартире находилась дочь моей хорошей знакомой, которая время от времени ночует у меня, так как учится в Жодино и ей удобней добираться до места учебы.

В одной из комнат была моя мама, она как раз гостила у меня несколько дней. В этот же вечер в то время, в которое мне приписали участие в пикете, приезжал папа моей маленькой дочери (2 года 9 месяцев — Прим. авт.).

То есть весь вечер я была дома, на виду, и этому есть немало свидетелей. Я не могу точно сказать, но, по-моему, я выносила мусор к бакам, которые находятся недалеко от подъезда. На наш дом смотрят две видеокамеры ТЦ «АЛМИ» и все, что происходит возле моего подъезда отчетливо видно с записей на этих видеокамерах — один раз пришлось убедиться в этом в связи с другим делом.

— Как и когда сообщили о том, что раскрыли ваше участие в несанкционированной акции и против вас ведется административное дело?

— 7 апреля днем ко мне домой приехал сотрудник милиции, но это не был наш участковый. Разговаривала я с ним через закрытую дверь. Он настаивал на том, чтобы я с ним проследовала в суд, сказал, что на меня составлен протокол, но не сообщил, по какому делу.

Я не соглашалась никуда ехать, считая, что мне должны прислать официальную повестку. Потом сказала, что позвоню адвокату, посоветуюсь с ним, как правильно поступить, но милиционер не стал ждать и уехал.