Филологи в защиту Федуты: «Режим дошел до полного озверения»

Писатели, ученые и журналисты требуют освободить политолога Александра Федуту.

«То, как лукашенковские опричники обращаются с достойным человеком, вызывает такой гнев, что не могу не выразить свое возмущение». 

«Хороший филолог, милый человек и, конечно, никакой не заговорщик», — так характеризуют Александра Федуту люди, знакомые с ним лично. По версии российских и белорусских властей, 56-летний литературовед и политический обозреватель вместе с американским адвокатом Юрием Зенковичем, оппозиционером Григорием Костусевым и еще несколькими людьми готовил госпереворот в Беларуси и покушение на Александра Лукашенко.

В конце апреля белорусское гостелевидение показало кадры, на которых фигуранты дела о госперевороте признаются в своем участии в заговоре. С этой версией категорически не согласны сотни писателей, ученых и журналистов из России, стран Балтии, США и других государств.

В защиту Федуты и других политзаключенных

Открытое письмо с требованием «немедленно освободить Федуту и других политзаключенных» Беларуси собрало уже около тысячи подписей в Facebook. «Сколько их точно, сказать трудно, потому что кто-то подписывал под репостами, кто-то присылал свои подписи в личных сообщениях», — говорит автор обращения публицист Николай Подосокорский.

Среди подписантов много известных людей: писатель Дмитрий Быков (на снимке), поэт Сергей Гандлевский, правозащитник Лев Пономарев, главный редактор «Нового литературного обозрения» Ирина Прохорова, писатель Лев Тимофеев, поэт Татьяна Щербина и другие.

Многие встают на защиту белорусского коллеги уже не в первый раз: после президентских выборов 2010 года Федута, работавший в штабе оппозиционного кандидата Владимира Некляева, несколько месяцев провел в в СИЗО КГБ. Тогда общественные деятели тоже развернули масштабную кампанию в его поддержку, а правозащитная из Amnesty International признала его узником совести. Однако с тех пор репрессии в Беларуси усилились многократно. На что надеются подписанты сейчас? Ответы филологов из России, Эстонии и США — в подборке DW.

«Трудно представить, чтобы литературовед организовывал госпереворот таким нелепым образом»

Николай Подосокорский (на снимке), публицист, литературовед, член Санкт-Петербургского ПЕН-клуба, автор открытого письма в защиту Федуты (Нижний Новгород):

«Я лично не знаком с Александром Федутой, но у нас много общих друзей среди филологов, и я читал его научные работы, колонки в СМИ и посты в соцсетях. Считаю уголовное дело в отношении него сфабрикованным, а произошедшее — грубой провокацией спецслужб. Трудно представить, чтобы литературовед организовывал госпереворот таким нелепым образом, да еще из Москвы.

В том же, что касается материалов госТВ Беларуси, то им веры нет никакой, как и самому Александру Лукашенко, сфальсифицировавшему результаты президентских выборов в августе 2020 года и по сути узурпировавшему власть.

Эта история с псевдозаговором отсылает к мрачным сталинским временам, когда признание обвиняемых считалось царицей доказательств, и, может быть, удобна нынешним белорусским властям в качестве дополнительного обоснования применения террора против критиков диктатуры. Конечно, рассчитывать на то, что белорусские власти прочтут письмо и сразу же выпустят политзаключенных, не приходится. Но это письмо и не было обращено к Лукашенко, его адресат — гражданское общество, все неравнодушные люди.

Я полагаю, что главное в этой ситуации — не молчать. Это то малое, что можно было сделать для Федуты, находясь в России. Да и сама внутренняя энергия людей, требующих освобождения политзаключенных и возмущенных террором, обязательно найдет выход для своего применения. Как говорится, вода камень точит».

«Федута — хороший филолог, милый человек и, конечно, никакой не заговорщик»

Олег Лекманов (на снимке), филолог, лауреат премии «Большая книга» (Москва):

Я неплохо знаю Александра Федуту. Он хороший филолог, милый человек и, конечно, никакой не заговорщик. Это очевидно для любого, кто разговаривал с Федутой хотя бы пять минут, и никакие публичные признательные показания меня не убедят. Я историк советской литературы, и прекрасно знаю, каким путем (угрозы близким) выбивались, например, в 1930-е годы из советских граждан подобные показания.

Я, конечно же, не верю в то, что диктатор Лукашенко к нам прислушается, и подписал это письмо во многом эгоистически, для себя, чтобы оставаться человеком (если не бояться высоких слов). Думаю, только совокупный и очень жесткий бойкот всеми странами Запада мог бы заставить Лукашенко смягчить свои позиции. А может быть, уже и это не поможет.

«В арсенале КГБ много интересных приемов, чтобы заставить человека сознаться в чем угодно»

Олеся Лагашина (на снимке), главный редактор издания Postimees на русском (Таллинн, Эстония):

Лично с Александром Иосифовичем мы не встречались, но у нас широкий круг общих знакомых. В августе прошлого года мы созвонились по скайпу для интервью. Он говорил о том, что, впервые оказавшись в тюрьме в качестве политзаключенного, он оценил работу психологов КГБ.

В тот раз речь шла об угрозах вкалывать лекарства насильно, обещании довести до критического состояния и в таком виде сдать жене — можно представить себе, что в арсенале КГБ есть и другие интересные приемы, с помощью которых можно заставить человека сознаться в чем угодно.

В версию заговора я не очень верю, тем более — с целью физического устранения Лукашенко и его семьи, в интервью Федута говорил о мирной передаче власти. Можно представить себе, что, как человек, политически активный и очень хорошо знающий историю, исследовавший проблему власти, Федута и текущий момент рассматривает с этой точки зрения, а варианты ухода диктатора в истории не очень разнообразны.

Является ли проведение исторических параллелей государственным преступлением? В нормальной стране — нет. Думаю, отчасти здесь имеет место паранойя человека, который слишком долго и безнаказанно злоупотреблял властью, и отчасти наличие заложников оставляет возможность для торга с Западом и шантажа. 

Мы действительно и в 2010-м оставляли подписи в поддержку Федуты, но я не уверена, что выпустили его именно поэтому. В 2011 году выпускали многих белорусских оппозиционеров, возможно, в этой тактике попеременного натягивания и отпускания вожжей — секрет политического долголетия Лукашенко. Оставить подпись под письмом в поддержку политзаключенного — скорее возможность заявить о своем неприятии происходящего безобразия, чем надежда на что-то повлиять.

«В Беларуси у власти сейчас находится банда обезумевших узурпаторов»

Александр Долинин, филолог, почетный профессор Университета штата Висконсин в Мэдисоне:

«Я не смотрел и не собираюсь смотреть «признание» Александра Иосифовича Федуты, моего коллеги, прекрасного ученого, потому что насмотрелся в советское время на подобные «признания» и отлично знаю, какими варварскими способами их можно добиться, тем более от не самого молодого и не самого здорового человека (Александр Федута страдает диабетом, его жена ранее сообщала, что у него проблемы с сердцем. — Прим. ред.).

В Беларуси у власти сейчас находится банда обезумевших узурпаторов, по отношению к которым в таких случаях, думаю, должна действовать всеобщая презумпция их виновности. Я подписался под призывом освободить Александра Иосифовича в 2010 году и подписываюсь сейчас, хотя прекрасно понимаю, что преступный режим за десять лет дошел до полного озверения, и наши увещевания на него вряд ли подействуют.

То, как лукашенковские опричники обращаются с достойным, умным, честным человеком, вызывает у меня такой гнев, что я не могу не выразить свое возмущение и свою поддержку ему хоть таким способом. Свободу Александру Федуте!»

Источник: dw.com