Особое мнение: О результатах поездки Александра Лукашенко в Москву

Лукашенко поддержал позицию Кремля в украинском вопросе и анонсировал, что решения по углублению интеграции Беларуси и России будут формализованы осенью.

Таковы на этот момент основные видимые итоги переговоров белорусского гостя с Путиным в Москве 22 апреля. Но, возможно, самое главное осталось за кулисами, пишет политолог Александр Класковский в своем телеграм-канале. 

В начале встречи гостя, можно сказать, заставили перед телекамерами прокомментировать острую тему. Вопреки традиции журналистам позволили по ходу протокольной части переговоров задать вопросы, связанные с Украиной, ситуацией вокруг Донбасса.

И Лукашенко был вынужден сделать публичные заявления, которые, мягко говоря, не вызовут восторга в Киеве.

В 2014 году, отмежевавшись от российской агрессии в Крыму и на Донбассе, Минск смог заметно улучшить отношения с Евросоюзом и США, начал выжимать внешнеполитические дивиденды из миротворчества и даже претендовать на статус «Восточной Швейцарии», Хельсинки-2.

Теперь все эти достижения летят в тартарары. Москва, пользуясь ослаблением Лукашенко после прошлогодних протестов, стремится превратить Беларусь в услужливого сателлита.

Минск вынужден возобновить рискованную для белорусского суверенитета игру в дорожные карты интеграции. В частности, за идеей сближения налоговых систем стоит желание Москвы де-факто перевести Беларусь на свой налоговый кодекс.

И для властей РФ теперь этот вопрос крайне важен как сильный способ привязать Беларусь к России покрепче без политических надстроек (созданию которых Лукашенко решительно противится).

Перед этой встречей были прогнозы, что Путин настоит на размещении военной базы в Беларуси. Ее правитель долгое время отбивался от этой идеи. Но сейчас его позиция стала явно слабее. В том числе и под влиянием свежей истории о якобы предотвращенной попытке переворота, покушения на Лукашенко.

С этой историей он, пожалуй, попал в ловушку. Теперь у Кремля появился дополнительный аргумент в пользу своего военного присутствия в Беларуси (да и вообще дальнейшего ее движения под крыло Москвы) — иначе, мол, враги могут в итоге реализовать коварные замыслы.

В целом эти переговоры показывают, что Кремль стремится выжать максимум из той зыбкой ситуации, в которой оказался белорусский режим, проведя прошлогоднюю президентскую кампанию в брутальной манере и спровоцировав массовое недовольство граждан, посчитавших выборы сфальсифицированными.

Теперь приходится жертвовать многим, чтобы заполучить расположение Кремля, от поддержки которого зависит состояние белорусской экономики и, более того, политическая судьба самого Лукашенко.

Независимость Беларуси все глубже вползает в зону риска.