Только ради обнулизма

В белорусском законодательстве не предусмотрена возможность объединения с другими государствами.

17 апреля на субботнике Александр Лукашенко не только рассказал о заговоре ЦРУ с целью его устранения, но и объявил, что скоро примет какое-то судьбоносное решение:

«В ближайшее время… я принял решение, мы его сейчас формализуем, я озвучу. Это будет одно из принципиальных моих решений за четверть века президентства. Это будет очень серьезно. Поэтому даже если меня не будет, по-народному говоря, «только через мой труп» и так далее, у них ничего не получится. Я принял решение. Сейчас мне надо его формализовать».

И добавил, что это, скорее всего, будет декрет, пишет «Новая газета».

Учитывая, что на 22 апреля назначена встреча Лукашенко и Путина в Москве, а накануне президент России должен выступить с посланием, очень многие политики, эксперты, журналисты предположили, что речь может идти об объединении, которое повлечет за собой двустороннее обнуление и шанс провести еще много лет в переписывании и переделывании.

„Но никаких законных путей для объединения (во всяком случае, в белорусском законодательстве) не существует.

Согласно Конституции, Беларусь — унитарное государство, а его территория едина и неотчуждаема. Никакие объединения с иными территориями Конституцией не предусмотрены. Что касается некоего будущего судьбоносного решения, которое Лукашенко обещает облечь в форму декрета, то декреты, согласно закону «О нормативных правовых актах Республики Беларусь», являются нормативными правовыми актами, имеющими силу закона, издаваемые для регулирования наиболее важных общественных отношений. Исключение составляют вопросы, которые регулируются Конституцией. Так что, „даже если бы Лукашенко вдруг решил присоединиться к России, своим декретом он никак не смог бы это сделать».

Конечно, на это легко возразить, что в Беларуси давно не действуют ни законы, ни Конституция. Это верно. Но в таком случае вообще не имеет смысла теоретизирование на тему возможных законных путей объединения, потому что: во-первых, в Беларуси нелегитимен сам Лукашенко, и, следовательно, все его декреты и указы незаконны, а во-вторых, в российской Конституции тоже ничего похожего не предусмотрено.

А вот союзный договор, который двадцать лет лежал себе в ящике стола и вынимался лишь в моменты обострения отношений между Россией и Беларусью, на самом деле является бомбой замедленного действия. Потому что в нем как раз прописаны и единая валюта, и единые государственные символы, и единая Конституция. Там говорится, что вопрос о принятии общей Конституции будет рассматриваться по мере становления союзного государства. Вопрос: кто будет уполномочен утверждать, что становление уже находится на том самом уровне, когда объединение возможно? Никто. Об этом в договоре ничего не написано. Да и подписывался он в 1999 году, когда Александр Лукашенко уже был нелегитимен (его легитимность закончилась в 1996 году после того, как он уничтожил парламентскую ветвь власти и изменил Конституцию для расширения личных полномочий).

Впрочем, учитывая ситуацию в Беларуси и особенности российско-белорусских отношений, можно утверждать: Александру Лукашенко объединение с Россией не нужно вообще. Он прекрасно понимает, что в случае объединения у него еще меньше шансов остаться в одной из своих резиденций, чем в сегодняшних условиях, когда власть удерживается исключительно на штыках. А вот потянуть время, пообещав вот-вот согласиться на единую валюту, гражданство, герб, Конституцию, — это один из его любимых политических методов в непростых отношениях с Россией. Лукашенко вполне успешно пользовался им на протяжении двадцати лет. Воспользуется и еще раз, если понадобится. Просто следует помнить не только о его самопровозглашенности, но и о том, что словесные декларации, подписание двусторонних соглашений и разнообразных договоров для него не означают вообще ничего, кроме выигрыша во времени для сохранения власти.

А вот для белорусов суверенитет — это уже осознанная ценность. И если за свои права они выходят с ленточками и шариками, то за независимость страны могут выйти и с другим инвентарем.

Ирина ХАЛИП