«Война со СМИ»: Журналистам в Беларуси запретят стримы и блиц-опросы

После протестного 2020 года власти Беларуси обещают расставить точки над «i» в медиа-сфере и принимают пакет законов, который сильно осложнит работу медиа. О самых важных изменениях — DW.

Белорусский парламент в срочном порядке рассматривает новые законы, которые добавят проблем журналистам. В эфире канала «Беларусь 1» новый министр информации страны Владимир Перцов заявил, что пришло время расставить точки над i в медиа-сфере. По его словам, пора принимать соответствующие меры — ограничительные и запретительные. О самых резонансных из них — DW.

Блокировать сайты сможет не только Мининформ, но и прокуратура

«Принимается целый пакет документов, который сильно отразится на работе журналистов и редакциях СМИ», — говорит зампредседателя Белоруской ассоциации журналистов (БАЖ) юрист Олег Агеев. Речь идет о поправках в законы о СМИ, массовых мероприятиях и противодействии экстремизму, которые недавно были опубликованы на Национальном правовом портале https://pravo.by/.

Основные изменения, по словам Агеева, коснутся работы онлайн-медиа. Теперь доступ к ним вправе заблокировать не только Министерство информации, но и органы прокуратуры. По упрощенной процедуре власти смогут также закрыть доступ к «зеркалам» заблокированных сайтов.

Белорусским СМИ и Интернет-ресурсам запретят публиковать результаты опросов общественного мнения, которые касаются общественно-политической ситуации в стране, референдумов и выборов, если эти опросы проведены социологическими службами, не имеющими соответствующей аккредитации.

Запрещаются видео-стримы с массовых мероприятий 

«Власти неоднократно делали попытки привлечь журналистов к ответственности за публикации блиц-опросов людей на улицах. И если раньше удавалось защитить редакции, то сейчас это будет делать сложнее, и за такие опросы, скорее всего выборочно, будут привлекать к ответственности те редакции, которые не нравятся властям», — объясняет юрист.

В новой редакции закона о массовых мероприятиях появился пункт, который напрямую касается работы журналистов на акции протеста: им запрещается освещение «в режиме реального времени (в прямом эфире) массовых мероприятий, проводимых с нарушением установленного порядка их организации или проведения, с целью их популяризации или пропаганды».

«Тут не говорится, что речь идет только про видео-стримы. Я думаю, что так будут трактовать даже текстовую трансляцию, — поясняет Агеев. — Причем это явно противоречит праву журналистов присутствовать на массовом мероприятии, которое закреплено в законе о СМИ. Конечно, такая ситуация вызывает тревогу, это неконституционно и противоречит международным обязательствам Беларуси».

Термин «экстремизм» становится все более расплывчатым

В Беларуси уже признаны экстремистскими несколько крупных Телеграм-каналов, а их создатели — известный блогер Антон Мотолько и основатель Nexta Степан Путило — внесены в список лиц, причастных к террористической деятельности.

По новому закону экстремизмом будет считаться и распространение заведомо ложных сведений о политическом, экономическом, социальном, военном или международном положении Беларуси, правовом положении ее граждан, а также сведений, дискредитирующих Беларусь. И это еще один сигнал журналистам.

«Такого понятия как экстремизм в развитых правовых системах нет в принципе, это изобретение тоталитарных государств, — отмечает Агеев. — Формулировка с каждой новой запятой становится все более расплывчатой. Абсолютно безобидное выражение мнения, безобидное действие умудряются делать экстремистским. И сейчас водится дополнительное ограничение, которое, скорее всего, еще больше усложнит работу журналистов. Так не должно быть».

Как власти Беларуси борются с журналистами

Массовые преследования журналистов в Беларуси начались еще в 2020 году. «Масштабно их начали задерживать и привлекать к ответственности еще минувшим летом, хотя они имели все необходимые документы и аккредитации. Журналистов просто сажали в машины, везли в РУВД и через какое-то время отпускали, — рассказывает Сергей Зикрацкий, который защищал сотрудников и редакции СМИ на многих судебных процессах. — Потом журналистов перестали отпускать и стали составлять протоколы об административных правонарушениях. Какое-то время мы эти протоколы успешно оспаривали, когда предоставляли доказательства, что журналисты не участвовали в акциях, но в какой-то момент и это сломалось».

Зикрацкий вспоминает, как судья впервые приговорил журналиста к суткам ареста за освещение акции протеста: «Я был абсолютно шокирован, вышел в коридор и в разговоре с редактором издания сказал: «Это война». В тот момент я понял, что государство воюет против журналиста. Такого не было никогда. Каждое событие, которое происходило у нас на протяжении 2020 года, в любой другой год считалось бы экстраординарным».

Апофеозом юрист считает случай с журналистками польского телеканала «Белсат» Катериной Андреевой и Дарьей Чульцовой, которые вели прямую трансляцию из квартиры дома, у которого проходили протесты. Их осудили на два года колонии. «Это первый случай, когда журналистов, которые выполняли свои профессиональные обязанности, привлекли к уголовной ответственности. После этого была Катерина Борисевич (суд приговорил ее к 6 месяцам колонии за публикацию о том, что избитый до смерти минчанин Роман Бондаренко был трезв, а не пьян, как утверждали власти. — Ред.)», — вспоминает Зикрацкий.

Кроме того, под давлением оказались и редакции СМИ. Несколько негосударственных изданий не могут печататься в стране — даже такие крупные, как белорусская «Комсомолка» или «Народная воля», их не продают в киосках и не распространяют по почте. Многие Интернет-ресурсы до сих пор заблокированы, а крупнейший белорусский интернет-портал tut.by лишен статуса СМИ.

«Мы имеем по факту давление на СМИ, на редакции, которые очень сильно ограничили финансово и лишили возможности распространяться, и имеем давление на журналистов — как физическое, так и психологическое, в виде лишения свободы. Все это создает чувство страха у других журналистов», — считает юрист.

Как теперь будут работать белорусские журналисты?

«Закон фактически вводит запрет на освещение некоторых событий. А учитывая, что власти без всякого стеснения записывают своих решительных противников в террористы и экстремисты, писать о них и ничего не нарушить становится все труднее и труднее», — констатирует Павел Свердлов, главный редактор «Еврорадио».

По его словам, между безусловным соблюдением очевидно репрессивно закона и профессиональными стандартами, принятыми во всем мире, «Еврорадио» постарается выбирать профессиональные стандарты. «Безусловно, будем работать в рамках законодательства, но, если увидим, что прямо сейчас нужен стрим с уличной акции — начнем стрим. Будем избегать распространения контента, объявленного экстремистским, изобретая понятные формулировки. Еще активнее пойдем в соцсети, в тот же Телеграм. Мы надеемся сохранить возможность работать в Беларуси, а если ее не станет, то придется работать из центрального офиса (в Варшаве. — Ред.).

Заместитель гендиректора телеканала «Белсат» Алексей Дикавицкий считает, что ничего хорошего со стороны властей независимым журналистам ждать не приходится: «Тем не менее наша работа коренным образом не изменится. Будем стараться не рисковать лишний раз и все более активно пользоваться благами современных технологий, которые, к частью, позволяют значительно меньше светиться».


Источник: Эмма ЛЕВАШКЕВИЧ