Особое мнение: У властей не осталось никаких надежд

Репрессии в Беларуси не подчиняются никакой логике, поэтому жертвой может стать каждый, заявил «Белорусскому партизану» старший аналитик Центра европейской трансформации Андрей Егоров.

– Владимир Макей сказал, что если Запад будет «нагнетать ситуацию», то «не будет того гражданского общества, о котором так пекутся европейские партнеры». Как оцениваете его заявление? 

– Репрессии против гражданского общества всегда разворачивались в период обострения отношений с Западом после разного рода эксцессов, которые обычно случались после выборов. Это выливалось в ограничение деятельности организаций или их закрытие, преследование активистов, редакций независимых СМИ.

Но такой агрессивной риторики, угроз Западу, что мы будем здесь бомбить Бобруйск, будем репрессировать своих же граждан – такого не было. 

Почему теперь решили прибегнуть к такой риторике? По-видимому, потому что у властей не осталось никаких надежд, что они смогут договориться с Западом при отсутствии уступок со своей стороны.

– Как может развиваться ситуация в ближайшем будущем? США, судя по всему, активируют санкции против предприятий концерна «Белнефтехим». Польша думает, как ответить на действия белорусских властей. 

– В позиции официального Минска, скорее всего, ничего не изменится. Наверное, мы будем видеть продолжение истерики, неадекватных заявлений, угроз в отношении гражданского общества и Запада.

– Если репрессии продолжатся и усилятся, то кого они могут затронуть?

– Репрессии в Беларуси не подчиняются какой-то логике. Либо мы не можем эту логику определить, либо ее просто нет, поскольку белорусские власти частично живут в иллюзиях и необходимости следовать идеологическим установкам.

Раз они придумали версию, что все события в стране инспирированы Западом, значит, необходимо найти доказательства этого заговора, обнаружить агентов Запада. 

Это как при сталинских репрессиях преследовали врагов народа: сначала придумали, что такие есть, а потом старались их физически обнаружить.

Белорусские власти действуют теперь точно также. Если пропаганда говорит, что митинги и уличная активность организованы, то нужно найти этих организаторов.

За счет смешения реальности с абсурдом из госпропаганды и необходимости ему следовать репрессивная политика не подчиняется ясной логике. Я рассматриваю эти репрессии как «случайные», в том смысле что они могут коснуться каждого: любой группы, организации, любого медиа, блогера, вообще аполитичных граждан, которые, например, занимаются балетом.

Есть и другая особенность нынешних репрессий – их системность. Власти отрабатывают сектор за сектором, организацию за организацией, пытаются дойти до каждого. Думаю, власти попытаются прошерстить абсолютно все структуры, до которых смогут дотянуться. 

– В политическом контексте Макей недавно заявил, что минимум в нескольких странах мира будут закрыты белорусские посольства. К чему это может привести? 

– Мне кажется, что основная причина закрытия этих посольств – кадровый голод и желание минимизировать финансовые затраты. Поэтому посольства ожидает оптимизация в тех странах, у которых с Беларусью низкий уровень торгово-экономического взаимодействия.

«Белорусский партизан»