Почему в Беларуси цены растут как в странах с войнами и революциями?

Цены продолжат рост с ускорением? Стоит ли верить словам главы МАРТ о том, что они пошли вниз? Почему инфляция в Беларуси с 2010 года – как в странах третьего мира, где бушуют войны, революции, вооруженные перевороты? Об этом специально для Myfin.by рассказал старший научный сотрудник BEROC Лев Львовский.

Глава МАРТ Владимир Колтович в телеинтервью заявил, что постановление Совмина №100 позволило добиться снижения цен на социально значимые товары. По его словам, в Беларуси уже за первые 23 дня марта получили снижение цен. Последние недели инфляция была на уровне «ноль», а за предыдущие две недели отмечена дефляция, минус 0,2%.

Краткосрочный успех незначим, положение ухудшится

Как можно оценить слова главы МАРТ? Стоит ли верить приведенным цифрам – ведь белорусы в очередной раз видят несоответствие заявленной инфляции и цен в магазинах.

– Исходя из слов министра Колтовича, можно сделать вывод, что в МАРТ решили бороться не с инфляцией, а с ценами на определенную группу товаров. И его слова о том, что инфляция на товары из Постановления №100 резко замедлилась, не противоречат общим данным белорусов о том, что инфляция в стране ускоряется. Хотя мне сложно говорить о том, действительно ли так, и товары из списка МАРТ подорожали всего на 0,2% – ведь это инфляция даже не месячная, а за 23 дня марта. Какие цифры будут выведены к 1 апреля, – пока неясно.

Во что выльется практика сдерживания цен на «социально значимые товары»?

– Эффектов замораживания цен и ручного управления несколько. Один из них, видимый невооруженным взглядом, — увеличение монополизации на рынке ретейла. Несколько сетей заявило о том, что они либо сжимаются, либо закрываются. Вероятно, в том числе и из-за контроля ен, влияющего на прибыль и остальных рисков, возникших после августа 2020 года. Безусловно, контролирующим органам проще «взаимодействовать» с меньшим количеством представителей торговли, и в краткосрочной перспективе запреты и ограничения могут что-то дать, но монополизация рынка в итоге всегда ведет к ускоренной инфляции.

Второй эффект – медленный рост цен на указанные в ограничительном перечне товары, и ускоренный – на все, не входящие в него. К этому добавляется сокращение ассортимента. Ведь торговля должна компенсировать убытки. Но если эта группа товаров составляет значительную часть оборота, то торговая сеть может закрыться из-за падения прибыли. Потому что повышение цен на другие товары не может компенсировать потери.

Да, в краткосрочной перспективе (месяц-полтора) цены в сетях на товары, попавшие под ограничения, не будут быстро расти, сами они не пропадут с полок, и магазины не будут закрываться. Но эффекты «второго порядка» неминуемо ухудшат положение.

Не верь ушам своим, верь – глазам

– Что касается наблюдений бел усов, то свежайший доклад Нацбанка, четко дает понять, что люди ощущают резкий рост цен.

Если по словам министра, белорусы видят замедление инфляции, то по их собственным словам они наблюдают ее разгон: в марте 2021 года ощущаемый уровень инфляции – 12,9%. Уровень ожидаемой инфляции – такой же – 12,9%.

Формально нет нестыковки со словами Колтовича в телеинтервью – как я сказал, МАРТ решил бороться не со всей инфляцией, а лишь с той, что касается означенного списка товаров. И министр говорит лишь о росте цен на них. МАРТ понимает, что негативные последствия будут, но готов к росту цен на другие товары, ради сохранения медленного роста на группу товаров их Постановления №100.

Если говорить о самих порочных практиках из прошлого, – ручном регулировании и запретах, – то это хорошо выглядит на бумаге и в «кухонных разговорах», но на деле несет только вред. Белорусам это прекрасно известно – они наблюдали результаты подобных действий многие годы.

Обогнали Польшу в 100 раз!

Темпы роста инфляции в Беларуси за 2010-2019 годы (более 400%) на порядки выше, чем у западных соседей – Польши, Литвы (в районе 4%). Почему у нас уровень инфляции как в странах третьего мира, где идут войны, случаются вооруженные перевороты, а катастрофические природные явления вкупе со свирепствующими эпидемиями приносят голод?

– В статистике это называется регрессия с упущенной переменной. Войны не было, но ручной тип управления экономикой, постоянные попытки «заката солнца вручную», характерен и для правительств, которые любят развязывать войны. В итоге аналогичный тип экономического мышления и управления привел к таким плачевным результатам.

Ведь руководство Национального банка многие годы нельзя было назвать профессиональным. А правительство, в котором любят говорить «не давайте нам советы из учебников», долгое время как раз и шло по пути, который противоречил всем учебникам. Что и привело к 10-летней инфляции в 408%. А в Польше и Литве цены за это время выросли в 100 раз меньше…

В последние годы пагубные подходы и практики Нацбанка были изменены и забты, и белорусы тут же увидели результаты – инфляция резко снизилась до весьма приличного уровня – менее 5%.

К тому же она стала не только низкой, но и стабильной – все было сделано «по учебникам», и эксперты хвалили Нацбанк за прозрачную монетарную политику. Снижалась и ожидаемая инфляция.

Но в августе 2020 года все изменилось, и в итоге годовая инфляция намного превысила целевую, и ее рост не останавливается – что мы видим по официальным релизам Нацбанка. Достигнутые успехи ушли в прошлое.

Возвращение к практикам «не по учебнику» – ручное управление и запреты – ведет к тому, что стабильно низкая инфляция – до 5% в год – это то, о чем белорусам придется забыть.

Какой инфляция будет по итогам 2021-го?

– Предсказать невозможно, так как в дело вступает множество переменных.

Факторы, которые могут привести к росту цен – это как раз контроль цен государством (он практически всегда в мировой истории вел к ускоренному росту инфляции), повышение степени монополизации (из-за административного давления и/или ухода с рынка компаний), ослабление белорусского рубля (как в результате повышенного спроса на валюту, так и из-за различных санкций, в том числе и наложенных на Россию), и необоснованная эмиссия (в Беларуси принимающая чаще всего форму директивного кредитования).

Факторы, которые будут сдерживать цены в 2021 году – это, во-первых, депрессия спроса: согласно данным того же Нацбанка 68% белорусов считают нынешнее время неблагоприятным для крупных покупок за «живые деньги» и 76% – в кредит. Причина – негативные ожидания населения – люди не уверены, что получат ту же зарплату (и вообще будут иметь работу) через месяц-полгода. Во-вторых, замедление роста доходов домохозяйств, или даже уменьшение их. Мы все же живем в кризисе.

Какие из факторов «победят» – мы догадываемся. Ведь уже случившийся отказ от взвешенной монетарной политики и подходов последних 4-5 лет, а именно массовая раздача директивных кредитов, ведут к денежной эмиссии. Ручное управление, регулирование цен и запреты также не способствуют падению инфляции.