Власти выслали отца семейства в Россию, его сына – Литву, а жену арестовали

На снимке: Илья Петунов, его жена Ольга и сын Павел.

Власти Беларуси депортировали из страны прожившего здесь лет российского бизнесмена, 57-летнего Илью Петунова. Илья 30 лет жил в Гродненской области и создал успешное производство, но после президентских выборов в Беларуси принял участие в уличных протестах, несколько раз был оштрафован и в итоге депортирован с запретом въезда в Беларусь на пять лет.

Одновременно с тем, как Петунов вынужденно вернулся на родину, в Псков, пишет currenttime.tv, его старшего сына белорусские власти сначала арестовали, а затем выслали в Литву, а жена (а с ней – и младшие дети) была отправлена под домашний арест по делу о порче постановления об обыске, рассказал Петунов в интервью проекту «Север.Реалии».

«В отношении вас принято решение о высылке из Республики Беларусь в интересах общественного порядка. В соответствии с принятым решением вам запрещен въезд в Республику Беларусь на пять лет», – читает Петунов уведомление из райисполкома, предписывающее ему выехать в Россию. – Цинизм этой бумаги чудовищный! Убивать людей безнаказанно, судить и сажать – вот их «порядок». Самые настоящие современные фашисты».

Россия и Беларусь взаимно высылают «неблагонадежных» граждан соседней страны, если те «засветились» на протестах. В феврале из Петербурга выслали Руслана Хазина: он выступал против режима Лукашенко у белорусского посольства и помогал соотечественникам, бежавшим в Россию от репрессий. В марте полиция попыталась выдворить еще трех активистов: Юлию Штанько, ее мужа Павла и Егора Мякинникова. Им вменяли нарушение миграционного учета, суд признал их виновными, но решил не депортировать, а назначил штрафы.

Одновременно из Беларуси высылают засветившихся в протестах против Лукашенко россиян, таких как Илья Петунов.

Илья рассказывает, что приехал в Беларусь в 1990 году по распределению, чтобы работать инженером на Сморгонском заводе оптического станкостроения в небольшом городке в Гродненской области. Через четыре года вместе с компаньоном он начал развивать свой бизнес – высокотехнологичную полировку и декорирование столовых приборов и посуды. В 2001 году компаньоны зарегистрировали ООО «Белпромсервис», стали производить металлическую посуду и приборы из нержавеющей стали. Сегодня в компании работают более сорока человек: «Белпромсервис», по словам Петунова, занимает 50% белорусского рынка посуды и планирует зайти на российский.

Проблем с белорусскими властями у его предприятия, по словам Ильи, никогда не было. «Белпромсервис» спонсировал местный футбольный клуб «Сморгонь», районную больницу, общество инвалидов и собор Преображения Господня. Но все изменилось, когда осенью 2020 года Петунов вместе с десятками тысяч других белорусов вышел на уличные протесты – впервые за 30 лет жизни в Сморгони.

«До 9 августа 2020-го я жил по теории зонтика, – рассказывает Петунов. – Был я – и мои близкие, мои сотрудники: они жили под моей опекой. Я охранял этот внешний периметр, чтобы это государство не совалось туда. И с властями договорился: вы не трогаете меня, я – вас. Я плачу налоги, вы мне даете возможность работать. Но они вторглись под мой зонтик и разрушили мой мир. А потом – семью».

Петунов рассказывает, что «в протесты попал из-за жены». Ольга Петунова вместе с мужем учредила «Центр поддержки предпринимательства», входила в попечительские советы местных детских садов и школ, а в августе 2020 года решила стать членом одного из избиркомов в Сморгони. На предвыборном собрании Гродненского штаба Светланы Тихановской она, по словам Ильи, во всеуслышание объявила, что не допустит фальсификаций в пользу Лукашенко на своем участке.

Через несколько дней после этого Ольгу вызвали на дежурство в избирательную комиссию, а потом объявили, что она якобы контактировала с больной коронавирусом коллегой. Под этим предлогом ей запретили работать в день выборов, но разрешили проголосовать. Ольга поставила галочку за Тихановскую, а вечером с Ильей и детьми пошла на площадь.

«Я впервые увидел разгон и таких милиционеров – выскочили черти из автозака и начали лупить и задерживать людей», – вспоминает тот день Петунов.

Протесты и задержания, гранаты и стрельба. Что происходит в Беларуси через сутки после выборов. ФОТО

Фотогалерея

Протесты и задержания, гранаты и стрельба. Что происходит в Беларуси через сутки после выборов. ФОТО

Несколько дней после выборов в Беларуси, говорит Илья, он просто наблюдал за протестами со стороны. Но уже 15 августа вышел на первый в своей жизни протестный митинг: его ведущей была его жена.

«Чем я могу бороться? У меня нет оружия, но я могу выразить свою гражданскую позицию. Я вышел, поскольку был глубоко возмущен наглой и беспардонной фальсификацией, и последующим неадекватным насилием, убийством людей, – объясняет Петунов. – В реальности за Лукашенко проголосовали 20% белорусов, и то не везде. Тюрьмы и ИВС были так забиты задержанными на протестах, что в камерах люди только стоять могли. Столько было раненых и избитых, что больницы захлебнулись. Эти придурки думали, что будет все как в 2010 году: всех отметелят, посадят – и утихнет. Но вышло столько, что вся их гнилая система задохнулась».

«Менты не давали нам поднять плакаты. Там были и реальные лукашисты, я смотрел им в глаза. К директору завода подошел, а он глаза прячет, – рассказывает Илья. – Видно, что человеку страшно, пришел из-под палки, но жена в исполкоме работает – деваться некуда».

После этих походов на митинги семья привлекла пристальное внимание белорусских силовиков. Илья рассказывает, что первый протокол за «активное участие в несанкционированном мероприятии» он получил после шествия 6 сентября. Тогда на площади в Сморгони собрались чуть больше ста человек, которые колонной прошли по центральной улице.

В тот день Илья был на акции с 15-летним сыном Ваней: у него инвалидность в связи с ментальным заболеванием. Власти усмотрели в этом угрозу жизни несовершеннолетнего. Прокуратура вынесла Петунову дополнительное предупреждение, а суд оштрафовал предпринимателя на 2260 рублей (более $850).

Старшего сына Ильи Тимофея (ему 31 год) за эту же акцию сначала арестовали на трое суток, а потом еще и оштрафовали.

25 сентября милиция пришла к Петунову с обыском. Это произошло после того, как в Сморгони появились листовки с портретами и персональными данными силовиков. Задержали несколько человек, и кто-то сообщил, что якобы «передал клей» Ольге Петуновой.

«Забрали даже диски детей с играми, телефон у сына-инвалида вытащили. И раз – предъявили постановление об аресте жены. Но Оля к этому непричастна! – рассказывает Илья. – Ее продержали в СИЗО 72 часа. Сын-инвалид переживал из-за того, что маму забрали, и стал дом разносить, а он здоровый – 90 килограмм».

«Я позвонил в полицию, а они: «Чего ты звонишь? Не надо было на площадь ходить!» Они создали эту ситуацию и еще и глумятся!» – возмущается Илья.

В ноябре Тимофея Петунова за очередную акцию протеста снова арестовала милиция. Тогда же по возвращении из отпуска в Турции Ольгу задержали прямо в аэропорту: силовики искали у нее деньги, якобы привезенные из-за рубежа для финансирования мероприятий.

«Оля плакала, кричала, я это слышал, но не мог помочь, даже видел, как там что происходило», – вспоминает Илья.

Затем каждый месяц на Петунова заводили новые и новые административные дела. Сначала его обвинили в выгуле собаки без намордника, а затем в хулиганстве – на остановке он якобы показал кулак снимающим его полицейским. Суд снова назначил предпринимателю штрафы.

Второй обыск у Петуновых был в феврале. Милиция пришла к ним с новым обвинением в клевете: на сайте «Каратели Беларуси» снова появились персональные данные силовиков, и следователи решили, что это сделала Ольга Петунова.

Илья рассказывает, что у его жены из-за нового уголовного дела сдали нервы.

«Оля на эмоциях кинула эту бумагу и наступила на нее. Менты быстро вызвали СК. И появилось третье уголовное дело: повреждение официальных документов, совершенное из корыстных или иных личных побуждений, – объясняет Петунов. – А у Оли истерика была, она в очень тяжелом эмоциональном состоянии, думала, что ее опять арестуют! И так эти допросы шли постоянно».

В феврале оказался в СИЗО и сам Илья: его задержали после суда по делу о листовках и раздаче клея. После приговора кто-то в коридоре крикнул «Жыве Беларусь!», и за «нарушение установленного порядка проведения массового мероприятия» за решеткой оказались более десяти человек. Сын Петунова Тимофей в это время также находился за решеткой.

18 марта Илье объявили, что и его присутствие на территории Беларуси нежелательно. Примерно в это же время сын позвонил ему и сказал: «Папа, меня выкинули на нейтральной полосе у погранперехода. Я депортирован в Литву».

Еще через час Ольгу Петунову посадили под домашний арест в рамках дела о поврежденном постановлении об обыске. По словам Ильи, ее могут по этой статье отправить в тюрьму на два года.

Получив постановление о высылке, Илья не стал ждать, пока его арестуют и депортируют принудительно. Он передал дела предприятия компаньону и оперативно уехал.

«С белорусской стороны граница никак не контролируется. «Политические» до 20 декабря 2020 года могли уехать, если не были в базе «невыездных». А потом – только если пустят российские пограничники, – рассказывает Илья. – Оля не могла уехать со мной, потому что она находится под домашним арестом и Россия ее сразу выдаст».

«У меня нет сейчас плана, как быть. Я ничего не могу сделать, – говорит предприниматель. – Но я знаю, какая сегодня ситуация в России: она семимильными шагами идет в Беларусь. Это страшно: не исключаю, что у меня будет и следующая релокация. Жить в стране Северная Корея я не буду. Я что-то в этой жизни создал и хочу провести ее остаток нормально, чтобы не было стыдно».

«Меня можно уничтожить физически, но жить, как они хотят, я не буду. У них ничего не получится, я лучше погибну в этой борьбе», – замечает Илья Петунов.


Источник: Людмила САВИЦКАЯ