Мать-героиня Ольга Золотарь: Несмотря на решетку, чувствую себя свободной…

38-летнюю маму пятерых детей Ольгу Золотарь из Жданович задержали сотрудники ГУБОПиКа 18 марта.

Дома провели обыск, после которого забрали и саму Ольгу. В тот же вечер около 23:00 задержали ее мужа Сергея Ганкевича, когда его вызвали в милицию на «допрос». На следующий день в рамках уголовного дела Ольгу поместили в СИЗО-1, а Сергея арестовали по ст. 24.23 КоАП на 10 суток якобы за вывешенный флаг на окне.

Пресс-служба УВД Миноблисполкома сообщила, что женщину задержали «за активную протестную деятельность». 29 марта Ольге предъявили обвинение — «создание экстремистского формирования либо руководства таким формированием или входящим в него структурным подразделением» (статья 361-1 УК). 

Эта статья Уголовного кодекса предусматривает лишение свободы до семи лет. 

31 марта суд Партизанского района отклонил жалобу адвоката Ольги на постановление о применении меры пресечения в виде заключения под стражу. Она остается в минском СИЗО №1 на Володарского. Ольга не признает своей вины и отказывается сотрудничать со следствием.

Женщина не теряет оптимизма, пишет своим детям и маме большие письма на белорусском языке, в которых рассказывает о быте в камере, о своих планах на Пасху и делится своим портретом из тюрьмы авторства политзаключенной студентки Каси Будько. 

«Весна» публикует выдержки из писем Ольги Золотарь. 

Ольга Золотарь нумерует свои письма и подписывает, на сколько листов ее письмо. Мама и дети Ольги получили от нее несколько писем. Она рассказывает, что сидит в камере с пятью женщинами.

«Адвокат — очень дорогой психотерапевт”

«Но все может измениться в любой момент. Здесь нужно осознавать, что нет ничего постоянного, что могут перевести или тебя, или кого-то из девушек”, — уточняет Ольга.

В письмах женщина описывает свой быт с сокамерницами:

«Нам целыми днями с 6:00 до 22:00 крутят «Русское радио» по динамику с улицы. Случается, крутят и хорошие песни, под которые можно потанцевать.

Сегодня [24 марта] мы наводили порядок, все помыли чистенько, чай заварили и пьем с печеньками и сушками.

Утром приходил адвокат. Как шутят девочки, адвокат — очень дорогой психотерапевт».

Пригласила священника в СИЗО

Через четыре дня Ольга рассказала, что в камере женщины праздновали Вербное воскресенье:

«Сегодня [28 марта] мы праздновали Вербное воскресенье. Накрыли сладкий стол, прочитали молитву. Орешки [сладости из передач знакомых Ольги] вызвали фурор!”

Ольга рассказала, что написала заявление по приглашению священника в СИЗО. Действительно, такое право есть у обвиняемых. 

«Мне очень трудно от мысли, что я не буду с вами [с семьей] праздновать Пасху, не буду печь куличи, мы не пойдем вместе к костёлу. Я написала заявление, чтобы пригласили священника для проведения богослужения. Я очень надеюсь, что мою просьбу удовлетворят, учитывая, что здесь есть комната священника и Красный костёл рядом».

Ольга — о первых телеграмах: “Огромная энергия поддержки в нескольких словах!”

В первых письмах рассказала Ольга и о первых известиях с воли:

«Я получила две телеграмы: одну от лицеистов, а вторую – от кого-то близкого. К сожалению, отправители мне неизвестны. Нужно подписывать в тексте телеграмы. Они были мне переданы через три дня после отправления. И их можно отправлять с городского телефона, не выходя из дома (я только номер телефона не помню). Телеграмы меня очень порадовали. Это были первые весточки с воли, огромная энергия поддержки в нескольких словах!” 

«Я получаю уникальный опыт, встречаю выдающихся людей”

При всей сложности ситуации Ольга остается мужественной и не теряет оптимизм:

«Я верю, что все будет хорошо и в нашей семье, и в нашей стране. Я получаю уникальный опыт, встречаю выдающихся людей. Поскольку рассказывать о своих сокамерниках нельзя, я только напишу, что одна женщина показала упражнение, как сделать красивыми попку и руки. На прогулке после 15-минутной пробежки и разминки мы с Касей делаем этот комплекс. Физические упражнения помогают справляться с мыслями. Дворы для прогулок вам бы не понравились – это небольшие площадки прямоугольной или квадратной формы с высокими грубыми, шершевыми, бетонными, влажными стенами, а сверху – решетка или сетка. Даже в таких условиях радостно выйти на свежий воздух, в идеале – поймать солнышко или мелкий дождик”.

«Адвокат говорит, что много людей вас поддерживает и помогает» 

Письмо Ольги Золотарь.

«Во мне много любви, которая расходится от меня волнами” 

«Я поймала сегодня странное ощущение: несмотря на высокие стены и решетку, я чувствую себя свободной. У меня чистая совесть, я делала и делаю добрые дела, у меня есть вы, мои прекрасные дети, у меня самый лучший муж и заботливая мама, десятки людей, которые молятся за меня и поддерживают. Я чувствую безмерную признательность к Богу и к людям, во мне много любви, которая расходится от меня волнами. Я не испытываю злобы к тем людям, которые совершили преступление против меня и моей семьи, мне их жаль. Меня поразили слова Виктора Мартиновича, которые я прочитала в газете ”Новы Час“: ”Свобода – это право не делать другому плохо тогда, когда ты ему сочувствуешь». Я молюсь, чтобы Бог открыл сердца и глаза тех людей, чтобы они осознали свои преступления и повернулись”. 

Письмо Ольги Золотарь.

«Кася говорит: «Мы же в тюрьме!”

Ольга прислала свой портрет, который нарисовала Кася:

«Мой портрет нарисовала моя сокамерница, юная, светлая Кася, которая не перестает меня удивлять своими взглядами и размышлениями. На портрете я очень серьезная, потому что Кася говорит: «Мы же в тюрьме!” 

Портрет Ольги Золотарь авторства политзаключенной Каси Будько.