Особое мнение: В стране фактически введено гибридное военное положение

На снимке: Девушку задержали в Минске 25 марта.

Такова оценка экспертами событий в Беларуси в День Воли 25 марта и последующие выходные.

 «Мы никогда не допустим того, чтобы наш народ боялся выйти на улицы. Этого допустить мы не можем и не имеем права».

Эти слова принадлежат Александру Лукашенко, и произнес он их перед сотрудниками силового блока Совета безопасности, которых вызвал на совещание по вопросу состояния общественно-политической обстановки в стране. 

Совещание состоялось 29 марта, через два дня после того, как силовики провели очередную серию задержаний граждан, которых они подозревали в намерении участвовать в несанкционированных действующей властью уличных акциях протеста.

О том, как на самом деле обстоит ситуация в Беларуси, о новых репрессиях режима против несогласных и журналистов, корреспондент Русской службы «Голос Америки» беседует с белорусскими экспертами.

«Нельзя вернуть любовь народа к этой власти»

Глава незарегистрированного правозащитного центра «Вясна» Алесь Беляцкий напомнил, что еще в феврале несколько известных общественных организаций подверглись обыскам со стороны силовых структур: центр «Вясна», Белорусская ассоциация журналистов (БАЖ) и Независимый профсоюз работников электронной промышленности (РЭП). 

«Сейчас активно идут допросы членов нашей организации практически по всей стране – как в Минске, так и в других городах. По этому делу сейчас два человека сидят, а именно – гомельские правозащитники Леонид Судаленко и Татьяна Ласица. И еще несколько человек находятся в статусе подозреваемых», – уточнил правозащитник. 

И добавил, что во время обысков у гражданских активистов производилась конфискация оргтехники и средств связи, чтобы парализовать их работу и просто запугать.

«Но мотивированность продолжать свою деятельность у членов “Вясны” по-прежнему очень высока. Основные направления нашей работы сейчас – мониторинг ситуации, сбор и распространение информации о нарушениях прав человека в Беларуси. А также сбор данных о преступлениях против человечности за предыдущие месяцы, когда людей задерживали во время уличных акций, избивали, содержали в нечеловеческих условиях. 

Тем более, что “Вясна” выступила одним из сооснователей международной платформы по расследованию этих преступлений. И мы намереваемся работать в тесной связи с той группой юристов по расследованию преступлений в Беларуси, которая была недавно создана на заседании Совета по правам человеке ООН», – отметил Беляцкий.

Что же касается последних событий, то руководитель правозащитного центра «Вясна» упомянул о попытках организации массовых акций в День Воли 25 марта и в субботу, 27 марта, но эти попытки были пресечены действующими властями практически на корню, в результате чего количество задержанных пополнилось примерно на 500 человек. 

«Причем, многих задерживали превентивно – дома, с обысками, с изъятием компьютерной техники и прочими сопутствующими ужасами, когда вещи выворачиваются, жена плачет, дети в шоке. И для нас это, практически, обыденная ситуация, которая происходит каждый день. Так что у нас в стране, можно сказать, введено “гибридное военное положение”, когда власти продолжают терроризировать людей, чтобы предотвратить массовые акции.

И 25, и 27 марта на улицы городов выходили тысячи человек, они не собирались вместе, шли без опознавательных знаков, но Минск был практически оккупирован внутренними войсками, милицией, сотрудниками ГАИ и прочими силовыми структурами.

Но в то же время видно, что люди не согласны мириться с этой ситуацией террора и игнорирования их прав, и они будут продолжать выражать недовольство. Потому что нельзя вернуть любовь народа к этой власти, которая держится на штыках и не пользуется поддержкой со стороны общества», – подытоживает Алесь Беляцкий.

Штрафы «на баснословную сумму» за перепост телеграм-каналов

Заместитель председателя Белорусской ассоциации журналистов Борис Горецкий констатирует, что ситуация со свободой прессы в стране заметно ухудшилась даже по сравнению с тем, что было еще полгода назад. 

В разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» он аргументировал это так: «Если осенью мы имели дело с административными задержаниями, арестами, а также штрафами, то теперь мы ведем счет уголовным делам, и количество журналистов, которые сидят по этим делам, постоянно увеличивается. 

Если еще неделю назад одиннадцать наших коллег сидело по “уголовке”, то теперь их тринадцать. Власть ужесточает репрессии против журналистов, и теперь они получают не пятнадцать или тридцать суток ареста, а два года и больше».

Значительно затруднена и работа корреспондентов во время уличных акций. По свидетельству Бориса Горецкого во время попыток организовать какие-либо действия в честь Дня Воли 25 и 27 марта силовики хватали всех, кто подвернется под руку, в том числе и журналистов, как на улицах, так и в кафе, и даже вытаскивали их из служебных машин. 

«Так, главный редактор газеты “Наша нива” Егор Мартинович и журналистка этого издания Надежда Бужан ехали в машине, их остановили и составили протокол за участие в “несанкционированном митинге”.

Власть продолжает наступать и наносить сильные удары. И я хочу отметить, что давление оказывается не только на отдельных журналистов, но и на целые редакции. У нас сейчас идет активное применение статей по обвинению в экстремизме, в частности, экстремистскими признано большое количество телеграм-каналов. 

И все медиа, которые делали перепосты этих каналов, автоматически обязаны удалить весь контент с их упоминанием на всех страницах несмотря на давность. 

К примеру, наших коллег из Гродно на прошлой неделе оштрафовали на огромную сумму, потому что они где-то не убрали ссылку на телеграм-канал, признанный “экстремистским”. И, вообще, такое чувство, что скоро таковыми будет признано большинство телеграм-каналов», – делится впечатлениями заместитель председателя БАЖ.

И привел в пример недавний инцидент с редакцией издания “Hrodna.life”, в офис которого с обыском пришли силовики, изъяли всю технику, включая дрон, передали дело в суд, и в результате редакции не только не вернули изъятое во время обыска, но и присудили, как выразился Горецкий, «к штрафу на баснословную сумму» за экстремизм.

По мнению собеседника «Голоса Америки», действующая власть будет максимально жестко пресекать любые попытки проведения уличных акций. 

«Для власти очень важно сейчас сбить протестные настроения, не дать людям никакой возможности собраться, потому что любой сбор дает обществу воодушевление. Поэтому в субботу (милиционеры) забирали тех, кто просто мимо проезжал на велосипеде или стоял на остановке. 

Поэтому я не знаю, как будут развиваться события дальше. Негативное воздействие имеет и тот факт, что очень много людей уехало из Беларуси за последние месяцы. По разным подсчетам – до ста тысяч человек. И это не только гражданские активисты или те, кто как-то связан с протестами, но и айтишники, бизнесмены перебираются в ближайшие страны, чтобы как-то обезопасить себя от преследований.

Но есть и положительный момент. В ночь с 24 на 25 марта салюты в честь Дня Воли прозвучали в огромном количестве микрорайонов, районов, городов. И это реально было очень впечатляюще и показывает, что много людей не только остались (в стране), но они еще и готовы на такие дерзкие акции», – заключает Борис Горецкий.

«Для того, чтобы результат был позитивным, должны произойти изменения во власти»

Термин «военное положение в Беларуси» использовал в своем комментарии еще один собеседник «Голоса Америки» – политолог Сергей Николюк. 

«Власть оккупировала страну, в Минск была введена боевая техника, улицы были пустыми, и всех одиноких прохожих хватали и куда-то тащили. Пример: в центре города есть онкологический диспансер, и вот женщина, которая только что прошла сеанс химеотерапии, у нее очень тяжелое состояние, но, когда она вышла из диспансера, ее тоже схватили», – описал он происходившее в белорусской столице в минувшие выходные.

По мнению эксперта, в Беларуси ситуация сможет измениться только после того, как произойдут серьезные изменения в России. «Но те люди, которые еще недавно выходили у нас на площадь или относились к происходящему полу-нейтрально, но терпеть не могли эту власть – они же ничего не забыли. И это настроение никуда не денется, оно будет копиться и дальше», – убежден Сергей Николюк.

Он согласен с определением нынешней ситуации в Республике Беларусь, как «пожара в торфянике», когда на поверхности до поры до времени ничего не видно, но под кажущейся спокойной поверхностью все уже бурлит. И напоминает об одной исторической работе профессора Гарвардского университета Ричарда Пайпса. 

«Он считал, что российская революция началась в 1899 году в Татьянин день, когда студенты в Петербурге по традиции вышли на улицы. И какому-то дураку пришло в голову жестоко их разогнать с помощью казаков с нагайками. После этого начались бунты во всех университетах, в результате была исключена масса студентов. 

И, как писал Пайпс, из этих студентов выросли люди, для которых борьба с режимом стала смыслом жизни, и самым известным из них был Борис Савинков. Или Иван Каляев, который убил великого князя Сергея Александровича, московского генерал-губернатора. Это ведь все шло от тех событий», – напоминает белорусский политолог.

А вернувшись к ситуации в Беларуси, он констатирует: «Тысячи людей избиты, искалечены. И у всех них есть родственники, знакомые. И память об этом никуда не денется, ведь как это можно забыть? И если многие из этих людей до 9 августа просто не любили власть, но считали, что достаточно на выборах бросить бюллетень против нее, то теперь они ненавидят эту власть. Так что это – действительно солидный “пожар в торфянике”. 

Но для того, чтобы результат был позитивным, должны произойти изменения во власти. И я думаю, что они идут. И если вспомнить времена Перестройки, то основным лозунгом было “так жить нельзя”, когда не только внизу большие массы людей, но и наверху, в управлении начинают разделять эту мысль. 

И начинаются какие-то движения, а так как никто не знает, как устроена эта система, и любая динамика вносит неопределенность, то дальше начинается обрушение системы. Но пока в белорусской системе управления появились лишь какие-то трещинки», – резюмирует Сергей Николюк.