Особое мнение: Отсутствие уличных протестов не станет победой власти

Нынешнюю протестную активность в Беларуси можно назвать партизанской, заявил директор института «Палітычная сфера» Андрей Казакевич.

– Как вы оцениваете события Дня Воли? Представители альтернативных сил давали понять, что 25 марта даст старт новой волне протестов. 

– Если мы говорим про уличный протест, но, наверное, толчком для новой волны вчерашние события трудно назвать. В результате давления властей, большого количества силовиков, контроля по всему Минску большой уличной активности не удалось сформировать. 

С другой стороны, внимание к событию было привлечено. В том числе в других формах: например, в виде фейерверков.

 МВД сообщило о задержании более 200 человек. Почему такая внушительная цифра, ведь не было видно организованных колонн?

– Мы точно не можем знать были ли колонны или нет, и сколько их было. Вся наша информация – из СМИ, которые в свою очередь получают ее из того, что присылают читатели. Получается, что если люди сняли акцию на камеру и отправили фото или видео в СМИ – то протест фиксируется, в противном случае – нет. 

Поэтому мы не можем сказать, сколько людей вчера участвовало в формах уличной активности. Следовательно, сложно сказать велика или мала цифра в более 200 задержанных.

И надо понимать, что у силовиков был план по 25 марта, им нужно было продемонстрировать свою силу. Задержания имели в том числе превентивный характер, когда людей хватали по подозрению или наводке. 

– В милиции накануне Дня Воли говорили о готовящихся провокациях и возможных столкновениях с силовиками. Почему их не случилось?

– Во-первых, перед крупными акциями протеста о провокациях говорят почти всегда. Это элемент информационной и психологической войны, направленной на то, чтобы на улицы выходило меньше людей.  

Во-вторых, плотность действий спецслужб и силовых структур накануне и в День Воли сделали слишком рискованным большое скопление людей. В таких условиях ничего и не могло произойти.

Протестную активность мы сегодня можем условно назвать партизанской. Есть уклонение не то что от противостояния, но и вообще от соприкосновения с силовыми структурами.

– Как ситуация может развиваться в ближайшие дни? Будет ли количество участников протестов больше, чем в День Воли? 

– Прогнозировать такие вещи – дело неблагодарное. Что можно прогнозировать точно – протестная активность будет. Но примет ли она форму уличных шествий и массовых акций – сложно сказать.

Наверное, с учетом привлечения в Минск большого количества силовиков организовать большую колонну окажется сложно.

– Представители альтернативных сил заняли разные позиции насчет уличных протестов. Как думаете, правильно ли призывать людей выходить на улицы, когда идут такие репрессии?

– Лично я склоняюсь к тому, что в нынешних условиях выход людей на улицы является очень рискованным. Наверное, тем, кто хочет проявить свою политическую позицию, продемонстрировать свое несогласие с властями, можно использовать другие формы протеста.

Если представить, что на улице удастся собраться большому количеству людей, то можно ожидать очень жесткого разгона, что станет ударом по потенциалу протестного движения.

Думаю, в текущей ситуации лучше сохранять протестный потенциал. 

– Но если уличной активности временно не будет, разве это не окажется на руку властям?

– Понятно, что власти запишут отсутствие уличных акций как свою победу. Лукашенко было очень важно, по крайней мере осенью, добиться исчезновения визуального проявления протеста. Отсюда война с символикой и уличными акциями.

Но по итогу все будет зависеть от комплекса мер и средств. Протестные настроения остаются очень высокими. Это значит, что спровоцировать уличные выступления могут даже случайные события. 

И, как я уже сказал, кроме уличных акций есть другие формы протеста. Даже то большое количество людей, кто проголосовал за переговоры на платформе «Голос», уже влияют на внутри- и внешнеполитическую повестку. 

Не думаю, что отсутствие уличных выступлений приведет к тому, что власти смогут разрешить политический кризис на своих условиях.

 Венедиктов заявил, что скоро начнутся переговоры Лукашенко с оппозицией под эгидой ОБСЕ. Как относитесь к этому заявлению? 

– Пока его достоверность нельзя проверить, нет надежных свидетельств, что белорусские власти готовы к диалогу. Хотя он, конечно, был бы очень желателен. 

Решение политического кризиса только через силовое подавление, на чем настаивает Лукашенко, не только невозможно, но и углубляет раскол в обществе, ухудшает экономическую ситуацию и лишает Беларусь перспективы развития. 

«Белорусский партизан»