Особое мнение: Протест не исчез, фаза «пожар на торфянике» имеет большой потенциал

Цена участия в мирных акциях серьезно выросла, с другой стороны, протестная энергетика тоже не ушла в ноль, общество по-прежнему стоит на своем.

Министерство внутренних дел, подводя итоги Дня Воли, заявляет в своем пресс-релизе, что «анонсированные деструктивными телеграм-каналами масштабные протесты не состоялись». По информации МВД, «в стране зафиксированы единичные факты нарушения законодательства о массовых мероприятиях». В том же пресс-релизе при этом сообщается, что в стране задержано около 200 участников акций. Количество спецтехники и силовиков в Минске также не особенно коррелирует с количеством задержанных.

О первом дне протестной весны, которая ожидается как властью, так и сторонниками демократических перемен, Thinktanks.by поговорил с директором Центра европейской трансформации, политологом Андреем Егоровым.

«Пока сложно делать какие-то выводы, но присутствие протестной активности в Минске, а судя по сообщениям о задержаниях и обысках и в регионах, заметно. Впечатление «пожара на торфянике»: открытого пламени не видно, но есть много признаков, что процесс идет, при том проникает очень глубоко, масштабы даже сложно представить и оценить. Повсеместные салюты, спорадические акции в разных местах города, гудящие автомобили — все это мы видели 25 марта, — отметил Андрей Егоров. — Но при этом нет массовой акции в понимании осени. Но и цели такой на 25 марта не озвучивалось. Еще одно свидетельство того, что протестная активность никуда не исчезла — это голосование по предложению Светланы Тихановской о переговорах с властью. Там проголосовало уже более 700 тысяч человек, более 10% от всех белорусских избирателей — это очень большие цифры, которые показывают наличие протеста, показывают, что общество не сломлено, оно по-прежнему сопротивляется».

«Сложно прогнозировать, как ситуация может развернуться в ближайшие дни. Все внешние факторы, которые влияли на протест, на его уход с улиц белорусских городов — остались и даже усилились. Уровень репрессий высок как никогда, соответственно, уровень рационального и нерационального страха тоже. Цена участия в мирных акциях серьезно выросла, с другой стороны, протестная энергетика тоже не ушла в ноль, общество по-прежнему стоит на своем.

В ближайшую субботу можно ждать меньше людей, чем на осенних акциях, но белорусское общество показало, что может удивлять, — считает Андрей Егоров. — Уже 25 марта было видно, что есть люди, которые выходят, несмотря ни на что. Кроме того, не было однозначности с Днем Воли, кто-то призывал выходить 25-го, кто-то — в субботу, 27 марта, кто-то в центр, другие — во дворы. В субботу участников точно будет больше, чем собственно в День Воли».

Что вынудит к переговорам

Андрей Егоров уверен, что белорусские власти только по причине внешнеполитического давления на переговоры не пойдут: «Пойдут, если только будут вынуждены, только, грубо говоря, будут припертыми к стене. Внешнеполитическое давление, конечно, сейчас гораздо серьезнее, чем во все предыдущие кризисы. Оно более системное, западная бюрократическая машина становится более поворотливой, мы видим фиксацию преступлений против белорусских граждан, развитие Московского механизма ОБСЕ, присоединение стран к этому механизму. Но внешнеполитическое давление не является решающим в отношениях с такими режимами. Все будет зависеть от того, что будет происходить внутри Беларуси.

Мне кажется, что 2020 год породил новую структуру белорусского гражданского общества. Сложились центры активности внутри Беларуси, это новые группы, новые сообщества — и от их внутреннего развития, от их позиции, от их действий будет зависеть, что будет происходить в стране. Что касается лидеров движения перемен, то их роль также важна — нужно представлять ясное понимание того, что и как людям делать, и в какой момент это действие или действия, должны быть совершены. И это должно быть разделяемым смыслом для всех. Задача сама по себе нетривиальная».

Андрей ЕГОРОВ