В Беларуси лишают лицензий неугодных адвокатов

24 марта Минюст вызвал на внеочередную аттестацию около десяти адвокатов.

Не аттестовали Ольгу Баранчик, Бориса Лесковского и Сергея Зикрацкого, который недавно представлял в суде редакцию TUT.by и журналистку «Белсата» Катерину Андрееву.

Теперь ведомство может лишить защитников лицензии — адвокатов, которым запретили заниматься профессиональной деятельностью после начала протестов в августе, может стать уже полтора десятка. «Медиазона» напоминает, какими предлогами пользуется Минюст, уже отработав эту практику после выборов 2010 года.

Чтобы стать адвокатом в Беларуси, по закону необходимо получить лицензию в министерстве юстиции — для этого надо сдать экзамен квалификационной комиссии при ведомстве. 

Минюст имеет право в любой момент инициировать внеочередную аттестацию конкретного адвоката — в случае провала ведомство может лишить адвоката лицензии (но так происходит не всегда, некоторым дают возможность пройти аттестацию еще раз).

Лишиться лицензии можно и в случае, если Минюст найдет в действиях адвоката нарушение закона или правил профессиональной этики. Кроме того, лицензию отбирают, если защитника исключают из территориальной коллегии адвокатов — так случилось в 2011 году с адвокатом Павлом Сапелко, представлявшим интересы арестованного кандидата в президенты Андрея Санникова.

Решение Минюста можно обжаловать в суде, но, как правило, суды соглашаются с позицией ведомства.

Впервые с массовым лишением лицензий адвокатское сообщество столкнулось после выборов президента Беларуси в декабре 2010 года. Тогда протесты быстро закончились жестоким разгоном и уголовными делами на оппозиционеров, а в течение 2011 года Минюст по разным причинам отобрал лицензии у семерых защитников. 

К примеру, права заниматься адвокатской деятельностью лишились два адвоката арестованного кандидата Алеся Михалевича — сначала Олег Агеев, а затем и сменившая его Тамара Сидоренко.

После августовских выборов и протестов 2020 года история повторилась. Первой жертвой Минюста стала адвокат Брестской областной коллегии Юлия Леванчук — 15 октября ведомство прекратило действие ее лицензии. 

Защитница говорила журналистам, что основанием стала ее личная переписка с подругой, а пресс-служба Минюста утверждала, что Леванчук «допустила угрозы» в адрес следователя и его семьи в переписке с ним.

Одним из подзащитных Леванчук был владелец цветочного магазина Максим Хорошин — после задержания он попал в РУВД, откуда врачи забрали его с травмами внутренних органов и мошонки.

Адвокаты под следствием

Известно о двух адвокатах под уголовным преследованием — это юристы штаба Виктора Бабарико Максим Знак и Илья Салей. Знака обвиняют в призывах к захвату власти (часть 3 статьи 361 УК), заговоре с целью захвата или удержания государственной власти неконституционным путем (часть 1 статьи 357 УК) и создании и руководстве экстремистским формированием (часть 1 статьи 361-1 УК). Он в СИЗО.

Салея обвиняют только в призывах к захвату власти (часть 3 статьи 361 УК). Он под домашним арестом. Информации о лишении адвокатской лицензии Знака или Салея не было.

Одновременно с Леванчук лишили лицензии и Александра Пыльченко — адвоката арестованных политиков Виктора Бабарико и Марии Колесниковой. Поводом для этого стал августовский комментарий изданию TUT.by, в котором он заметил, что после избиений людей на улицах и в ИВС на Окрестина Генпрокуратура должна отстранить министра внутренних дел, его заместителей и начальника ИВС, возбудить уголовные дела по фактам фальсификаций на выборах, тогда как «министру обороны, вероятно, вместе с МВД, необходимо блокировать воинские подразделения, сотрудники которых массово участвовали в избиениях граждан».

Минюст считает, что Пыльченко «допустил в СМИ некомпетентные комментарии и фактически призывал к противоправным действиям, в том числе к «блокированию и разоружению воинских подразделений»» — а потому больше не может быть адвокатом.

2 ноября лицензии лишили адвоката Витебской областной коллегии Наталию Овсянникову, которая незадолго до этого подписала коллективное письмо против насилия. «В петиции были довольно резкие высказывания в адрес руководства адвокатуры», — говорит она.

Сразу четырех адвокатов — Людмилу Казак, еще одну защитницу Марии Колесниковой, Михаила Кирилюка, представлявшего интересы баскетболистки Елены Левченко, а также адвокатов Константина Михеля и Максима Конона — лишили лицензии 19 февраля 2021 года.

Причиной отзыва лицензии у троих из них Минюст назвал административные правонарушения: Михель и Конон получили протоколы за участие в массовых мероприятиях (статья 24.23 КоАП), а Казак — за «неповиновение законному требованию сотрудника милиции» (статья 24.3 КоАП).

Михаил Кирилюк же — адвокат и член Координационного совета — по версии Минюста, опубликовал в интернете заявления, «содержащие грубые, бестактные выражения в отношении представителей государственных органов». К

ирилюк рассказывал, что получил уведомление от ведомства 11 февраля, по его словам, Минюст в качестве подтверждения нарушения привел распечатки двух его публикаций в фейсбуке, но к каким конкретно выражениям предъявлены претензии, ведомство не уточнило.

В конце месяца лишился лицензии и адвокат Владимир Созончук, защищавший политика Николая Статкевича и автора ютуб-канала «Серый кот» Дмитрия Козлова. Кроме того, Созончук был одним из адвокатов осужденной на два года заключения журналистки «Белсата» Катерины Андреевой.

По словам Созончука, коллегиальная комиссия Минюста решила, что он нарушил право на защиту Козлова, отказавшись дать подписку о неразглашении данных предварительного следствия.

В начале марта на внеочередную аттестацию неожиданно вызвали семерых адвокатов. Троих — Андрея Барташевича, Елену Шинкаревич и Николая Етку — комиссия в итоге не аттестовала. Как утверждал Минюст, эти адвокаты «показали низкий уровень знаний действующего законодательства».

24 марта на внеочередную аттестацию в Минюст вызвали около десяти адвокатов. Комиссия не аттестовала бывшую председательницу дисциплинарной комиссии Минской областной коллегии Ольгу Баранчик, члена комиссии Бориса Лесковского и Сергея Зикрацкого, который защищал в суде редакцию TUT.by и журналистку «Белсата» Катерину Андрееву. 

Если их лишат лицензии, тогда адвокатов, которым запретили заниматься профессиональной деятельностью после начала протестов в августе, может стать уже полтора десятка.

— В результате аттестаций, как мы видим, люди лишаются права на профессиональную деятельность, и это те, кто выступал в защиту коллег и выступал против насилия, — говорит лишенный лицензии Александр Пыльченко. — Других причин я не вижу для проведения аттестации.

По его словам, во время конференции Минской городской коллегии замминистра юстиций и председатель Белорусской республиканской коллегии адвокатов «в общем-то недвусмысленно поясняли, в чем проблема: что есть адвокаты, которые в политику, по их мнению, лезут, высказываются».

Механизм лишения лицензий, считает Пыльченко, после выборов 2010 и 2020 годов «за исключением деталей» один и тот же.

— Просто масштабы, наверное, в этот раз гораздо больше, — заключает он. — Здесь, я так понимаю, вызывают выборочно, за дискредитирующие звание адвоката и адвокатуру высказывания. Хотя эти высказывания как раз-таки не дискредитируют, по моему мнению, а подымают адвокатов в глазах людей: что говорят правду, открыто, не скрывая то, что видят, то, что оценивают.