Последний гвоздь в крышку гроба? Евробонды поставили Беларусь на край пропасти

Европейские инвесторы дружно избавляются от «токсичных» и «скандальных» белорусских евробондов.

Казалось бы, официальному Минску от этого ни холодно, ни жарко: бумаги проданы, деньги получены, а кому выплачивать доход по купонам, уже не важно.

Экономический аналитик, аналитик исследовательской группы BusinessForecast.by Александр Муха просто и понятно объяснил для “Завтра твоей страны», как из-за ситуации с ценными бумагами страна оказалась на краю пропасти, а будущее может оказаться как очень печальным, так и вполне обнадеживающим.

Белорусские евробонды — к чему мы пришли за 10 лет?

До недавнего времени евробонды были важным источником внешних заимствований для финансирования экономического роста в Беларуси.

Посмотрим на цифры, но для начала небольшой ликбез.

Главные параметры любых ценных бумаг — их курс, срок размещения и купонный процент. Условно, за облигацию номиналом в 100 долларов можно изначально заплатить 90 долларов (если ее курс 90% от номинала), получать ежегодно 6 долларов (если купонный доход 6%), а по окончании срока забрать все 100 долларов.

Начиная с августа 2010 года, правительство Беларуси разместило на международных финансовых рынках суверенные еврооблигации на общую сумму 5,050 млрд долларов.

За это время правительство Беларуси выплатило держателям евробондов купонные доходы на общую сумму 1,442 млрд долларов.

Первые два выпуска евробондов Беларуси на общую сумму 1,8 млрд долларов погашены.

На данный момент в обращении находятся пять выпусков суверенных евробондов на общую сумму 3,250 млрд долларов. Плюс еврооблигации на сумму 500 млн долларов и 210 млн рублей выпустил «Банк Развития». 

А летом на международном финансовом рынке планировал разместиться ОАО «Беларусбанк».

— За всю историю размещения евробондов Беларусь получила имидж надежного заемщика, также наша страна предлагала привлекательные условия инвесторам. Благодаря этому за 10 лет мы смогли позволить себе снизить ставку по купонам, и все равно наши бумаги были востребованы, — говорит Александр Муха.

Чем евробонды были так хороши для нас?

За счет евробондов Беларусь решала несколько задач на разных уровнях.

Если говорить о размещении бумаг от имени правительства, привлечение средств таким способом не сопровождалось выполнением каких-либо экономических и политических условий (в том числе негласных), как это часто происходило с кредитами от России и международных финансовых институтов.

Евробонды позволяли диверсифицировать географическую структуру внешнего госдолга вкупе со снижением зависимости от основного кредитора – Российской Федерации. То есть они в каком-то смысле обеспечивали экономическую независимость страны.

Благодаря евробондам государство имело возможность всякий раз рефинансировать часть госдолга, увеличить средний срок внешних заимствований и при этом ослабить нагрузку по выплатам в текущий момент.

— Несколько лет так правительство и решало проблему выплат — рефинансируя предстоящие платежи порой более чем на 50%. Минфин за счет нового выпуска суверенных евробондов привлекал более дешевые и длинные иностранные ресурсы и тем самым снижал среднюю стоимость обслуживания внешнего государственного долга, а значит уменьшал и соответствующие расходы государственного бюджета, — подчеркивает эксперт.

Наконец, международный рынок ценных бумагах освоили государственный и частный банковский сектор, а также предприятия различной формы собственности. Это позволило эмитентам бумаг привлечь ресурсы и продолжить работу. А что теперь?

В 2021 году Беларусь оказалась в уникальной экономической ситуации.

С одной стороны, накоплена рекордная внешняя задолженность резидентов Беларуси,

 а с другой — по политическим причинам доступ к международным финансовым рынкам свелся практически к нулю. То есть взять новые кредиты, чтобы погасить старые, стало гораздо сложнее, чем раньше.

— Причем валовой внешний долг белорусских резидентов достиг своего исторического максимума. Так, по данным Нацбанка, совокупный внешний долг резидентов Беларуси по состоянию на 1 января 2021 года достиг рекордных 42,149 млрд долларов. Такой внешней задолженности у резидентов Беларуси не было никогда! 

Для сравнения: по состоянию на 1 января 2010 г. внешний долг резидентов Беларуси был гораздо ниже – 22,060 млрд долл., — отмечает Александр Муха. — Предстоящие годовые платежи основного долга и процентов по внешнему долгу белорусских резидентов достигли более 16,4 млрд. долларов.

Что касается валютного государственного долга, то в последние годы платежи по нему составляли 3-3,5 млрд долларов. И из этой суммы больше половины Минфин мог рефинансировать.

Может, Россия поможет?

В текущей ситуации Россия не готова полностью на себя взять все предстоящие платежи Беларуси по внешнему долгу. Выделяя нам тремя траншами суммарно 1,5 млрд. долл. – из них два транша на общую сумму 1 млрд. долл. поступили в прошлом году – Россия и Евразийский фонд стабилизации и развития, говоря простым языком, продлевают обязательства белорусской стороны перед ними за счет новых кредитов. 

То есть эти кредитные ресурсы предназначены, в первую очередь, для того, чтобы белорусская сторона своевременно исполняла ранее накопленные обязательства перед Российской Федерацией и ЕФСР.

И что будет делать белорусское правительство?

В условиях, когда новые внешний заимствования стали невозможны, «тяжелые» платежи по внешнему долгу напрямую скажутся на экономике страны.

— Они будут существенно ограничивать темпы экономического роста в Беларуси, — уверен эксперт.

При этом просто не исполнять обязательства — не выход из ситуации. Просрочка выплат по госдолгу — основание досрочно требовать погашения всей суммы.

Какие тут варианты?

Правительство уже разместило облигации на внутреннем рынке на 700 млн долларов, и, скорее всего, здесь не обошлось без административного рычага. Но это очень скудный источник. 

Данные Нацбанка уже демонстрируют нехватку ресурсов финансового сектора. «Дожимать» банки покупать гособлигации в ситуации, когда им самим взять деньги неоткуда — значит, обречь экономику на сокращение объема кредитования, а после — на банкротство предприятий и усугубление напряжения в обществе. 

Если же попробовать профинансировать платежи за счет бюджета, то и это проблематично.

— Расходы бюджета финансируются за счет средств налогоплательщиков, то есть за счет денег самих белорусов, наших с вами денег. Поэтому сокращение таких расходов прямо отвечает интересам самих белорусов, — заключает Александр Муха. 

Повышение налогов и сокращение льгот — еще один способ изыскать дополнительные средства, чтобы заплатить по внешним долгам. И мы уже почувствовали, как это может быть.

Выходит, любая попытка решить проблему с выплатами по госдолгу так или иначе коснется каждого белоруса?

Да. Причем это может затронуть самые широкие слои населения: бюджетников, пенсионеров и лиц, которые получают социальные пособия. 

Потому что в условиях, когда более значительные средства придется направлять на погашение и обслуживание внешнего долга, возможности правительства по повышению пенсий и зарплат существенно сужаются.

А нормальный выход есть?

Да. Но для этого прежде всего нужно урегулировать политический кризис.

Тогда можно рассчитывать, что международный рынок ценных бумаг снова станет доступным и резиденты Беларуси смогут привлечь новые внешние заимствования на комфортных условиях, как это произошло в Украине.

В декабре прошлого года в Украине на фоне масштабной денежной эмиссии со стороны ФРС США удалось разместить новый выпуск суверенных еврооблигаций в долларах США – с погашением в 2033 г. и с самой низкой доходностью за всю историю независимой страны это 6,2% годовых.

— В случае смены власти новое правительство Беларуси смогло бы разместить новый выпуск евробондов под ставку ниже 6% годовых. Кроме того, в этом случае Беларусь может привлечь кредиты Международного валютного фонда, Всемирного банка и других международных доноров, — полагает эксперт.