«Пинская бойня»: что грозит участникам жесткой схватки с милицией и кто эти люди

В Пинске противостояние горожан с силовиками достигло максимального накала после выборов 9 августа. Участников столкновений, которых судят сейчас в Бресте, правозащитники считают политзаключенными.

Суд над жителями Пинска, обвиняемыми в массовых беспорядках в родном городе в ночь с 9 на 10 августа, начался 23 марта в Бресте. На скамье подсудимых — 14 человек в возрасте от 19 до 44 лет. Всех их правозащитники признали политзаключенными еще до суда, передает dw.com

Потерпевшими по уголовному делу проходят… 109 сотрудников милиции. По выводам следствия, большинству из них причинен «ущерб», который не привел к краткосрочному расстройству здоровья. 

Кроме того, прокуратура подала иск на 24 тысячи белорусских рублей: в эту сумму был оценен «ущерб» городскому хозяйству Пинска от действий митингующих.

Судебный процесс проходит не в самом Пинске, а в областном центре — Бресте. Официального объяснения этому переносу нет, но жители Пинска говорят, что местные судьи отказывались браться за рассмотрение этого дела. 

Судебные слушания в Бресте можно назвать открытыми лишь условно: в первый день процесса в зал заседаний пустили только родственников обвиняемых и государственную прессу.

Мнение властей: агрессивная толпа напала на милицию

О событиях в ночь после президентских выборов в Пинске информация до сих пор самая противоречивая. По версии властей, через несколько часов после закрытия избирательных участков около 500 человек заблокировали здание Пинского горисполкома.

«Группа агрессивно настроенных граждан с использованием заостренных кольев, прутьев, камней и арматуры попыталась организовать нападение на сотрудников милиции», — сообщили в пресс-службе МВД. Там также особо отметили, что в отношении протестующих «боевое оружие не применялось».

Впоследствии на государственном белорусском телевидении вышел репортаж, где события 9-10 августа 2020 года были названы «неудавшейся попыткой переворота в Беларуси», а городом, где противостояние в те дни достигло максимального уровня, стал именно Пинск. 

В репортаже упоминалось, что в результате «жесткой агрессии толпы» пострадавшие сотрудники МВД получили тяжелые телесные травмы, сотрясения мозга, переломы конечностей и повреждения позвоночника.

Мнение протестующих: выборы фальсифицировали, а нас обманули

У очевидцев тех событий, получивших в народе название «пинская бойня», другая версия событий. По словам местного жителя Максима, вечером 9 августа пинчане стали собираться возле избирательных участков, чтобы узнать о результатах выборов в своих округах. «Однако никаких данных нам не озвучивали и отправляли в горисполком: дескать, вся информация передана уже туда», — рассказывает Максим.

Когда возле здания местной исполнительной власти собралось около тысячи человек, к протестующим вышли начальник пинской милиции и чиновник из горисполкома. Как вспоминает житель Пинска Александр, протестующие предложили выдвинуть пять делегатов на переговоры с властями.

«Во время этого общения были озвучены примерно те же цифры, что и по стране: якобы в Пинске за Лукашенко проголосовало до 80% избирателей», — говорит Александр. По его словам, потом выяснилось, что представители властей согласились на переговоры лишь с тем, чтобы местная милиция могла дождаться подкрепления из других городов.

Прибывшие в Пинск силовики окружили протестующих на площади и попытались провести «зачистку» территории. Тогда и начались столкновения с ОМОНом и массовые задержания, что еще больше накалило ситуацию.

Кто первым устроил беспорядки?

Руководительница благотворительной организации «Полесская доброта» Елена Шимолина в тот день также находилась на площади. Она говорит, что беспорядки спровоцировали силовики, а до этого собравшиеся вели себя мирно.

По словам очевидцев, выбираясь из окружения, люди разбирали стоящие на площади скамейки, выдирали мусорные урны, выламывали тротуарную плитку, чтобы оказать сопротивление. 

Стычки продолжались несколько часов, пока силовиков не оттеснили, а у протестующих не появилась возможность беспрепятственно покинуть площадь. После этого задержания в Пинске продолжались еще несколько дней: тогда же сообщалось, что задержанных сильно избивали.

В дальнейшем началась облава на местных правозащитников и активистов, говорит Елена Шимолина в беседе DW. «От меня и моих коллег требовали данных о том, кто финансировал протесты: власти не могли поверить, что люди сами решили прийти к горисполкому, чтобы не дать себя обмануть», — говорит директор «Полесской доброты».

Поскольку допросы и обыски не прекращались, Елена Шимолина решила уехать из Пинска в Польшу. Ее примеру последовали еще некоторые участники тех событий. 

Тем же пинчанам, которые оказались на скамье подсудимых, а это 14 человек, согласно предъявленному обвинению в массовых беспорядках, может грозить лишение свободы на срок от трех до восьми лет.

Кто эти люди

Станислав Михайлов был задержан 9 августа, когда он зашел выпить кофе в кафе. Он успел сделать заказ, и в заведение ворвались силовики. Тогда Станислав был задержан с еще одним посетителем. Адвокат мужчины рассказала, что видела на нем следы побоев. Как и другим фигурантам, Станиславу предъявлено обвинение по части 2 статьи 293 УК (участие в массовых беспорядках), он содержится в СИЗО, пишет «Медиа-Полесье».

Григорий Гунько был задержан ночью 10 августа. Ему было предъявлено обвинение по части 2 статьи 293 УК РБ (участие в массовых беспорядках). 24 декабря его признали политзаключенным. А 5 марта над ним взяла шефство баронесса Анджела Смит из британской Палаты лордов.

Единственная женщина среди обвиняемых – Елена Мовшук, работавшая санитаркой в пинской больнице. Ее задержали вместе с мужем Сергеем в ночь с 9 на 10 августа – пара гуляла по центру, а затем их вместе отвезли в РОВД. 

Сергея при этом избили и забросили в автозак, но спустя 17 часов отпустили, а Елену отправили в ИВС. Основанием для предъявления обвинения стало видео, которое силовики нашли в телефоне одного из задержанных: на нем женщина, похожая на Елену, то ли замахивается на силовиков, то ли бьет их по щитам палкой, вырванной из клумбы. 

Женщина, которая сидела в камере с Еленой в ИВС, рассказала, что она была в камере избитая. В СИЗО Елену признали агрессивной и содержат ее в особых условиях. Ее 10-летнюю дочь Ангелину забрали в приют. Муж Сергей находится под домашним арестом – ему также предстоит суд.

Артур Халимончик был задержан в ночь с 9 на 10 августа. 4 сентября признан политзаключенным. Его «опекун» – депутат Бундестага Германии Дитрих Монштадт. Артуру предъявлено обвинение по части 2 статьи 293 Уголовного кодекса (участие в массовых беспорядках). Содержится в СИЗО в Бресте.

Таксиста Вячеслава Рогащука жестоко задержали 10 августа на глазах сестры и 12-летнего племянника. В течение трёх дней его сильно избивали. 

Сокамерник Вячеслава рассказал, что у него была очень большая висячая гематома за ухом, три раны на голове, по всем позвонкам были чёрные круглые синяки. Его били больше всех в камере. 

Медпомощь в СИЗО мужчине не оказывали – врач к нему пришёл лишь в начале октября. Ему поставили диагноз «микроинсульт». У Вячеслава трое несовершеннолетних детей: шести, семи и девяти лет.

36-летний Роман Багновец был задержан 10 августа. До ареста работал монолитчиком в Минске, а в Пинск приехал накануне выборов по семейным делам: нужно было оформить документы после смерти матери. 

По словам его сестры, в тот день он никуда не собирался, а когда в обед отключили интернет, решил прогуляться по городу. С 20.30 до 00.00 он находился в пиццерии, но потом пошел в город. 

Около полуночи сестра Романа услышала крики на улице и позвонила брату, чтобы удостовериться, что с ним все хорошо. «Говорю, чтоб он быстро шел домой. А он мне: «Вот доснимаю сейчас, что тут начинает твориться, чтобы потом отправить это в международный суд». Я так поняла, что в том момент еще больше ОМОНа начало подтягиваться туда», – вспоминает сестра парня. 

Спустя пять минут он стал недоступен. Роману предъявили обвинение по части 2 статьи 293 Уголовного кодекса («Массовые беспорядки»). В деле было указано, что он кинул палку в ОМОН.

Даниилу Богнату на момент задержания было 18 лет. 10 августа силовики схватили его вместе с другом, 19-летним Олегом Рубцом. Парней объединяла любовь к местному футбольному клубу «Волна». Оба отучились в местном лицее и устроились трактористами по распределению. Ребята успели поработать меньше двух недель. 

После задержания двух друзей доставили в пинский ИВС. Люди, задержанные вместе с ними, рассказывали, что их избивали, а в самом ИВС были вши и клещи. 

В жаркие августовские дни задержанным не давали воды, не пускали в туалет и постоянно били. Сейчас оба содержатся в СИЗО. Им предъявили обвинение по части 2 статьи 293 УК (участие в массовых беспорядках).

19-летний Вячеслав Шелемет попал в СИЗО 20 августа. 17 сентября признан политзаключенным. В марте был переведен в СИЗО №7 в Бресте. Его «опекун» – председатель Комитета по правам человека и гуманитарной помощи в немецком Бундестаге Франк Хайнрих.

Дэвид Мостицкий был задержан по «пинскому делу» 2 сентября. Сначала ему сообщили, что он проходит как свидетель по делу, возбужденному против его друзей. Однако после допроса его не отпустили – сначала задержали на 72 часа, а затем перевели в СИЗО в Барановичах и предъявили обвинение по части 2 статьи 293 Уголовного кодекса. Отметим, что у парня есть ребенок, которому нет еще 1 года.

Игорь Соловей учился в Польше по программе Калиновского по специальности «политолог-журналист». Он был активистом движения «За Свободу». Его задержали 3 сентября. 17 сентября Игорь был признан политзаключенным. Он содержится в СИЗО в Барановичах.

Александра Терешко задержали по «пинскому делу» 20 сентября. Ему было предъявлено обвинение по части 2 статьи 293 Уголовного кодекса (участие в массовых беспорядках). Содержится в СИЗО №7 Бреста. 3 декабря был признан политзаключенным.

Сергей Леженко был помещен под стражу по «пинскому делу» 23 сентября. Хотя первый раз его задерживали 28 августа. Жена Сергея Ольга рассказала, что сотрудники милиции узнали парня на видео с протестов, которое появилось в интернете. Тогда его отправили в изолятор на 72 часа, затем отпустили под домашний арест в статусе подозреваемого в участии в массовых беспорядках. 

Во второй раз его задержали на рабочем месте – основанием для изменения меры пресечения стало якобы нарушение режима домашнего ареста и мнение следствия, что у Сергея есть намерение уехать за границу.

«Белорусский партизан»