Гродненчанка рассказала о том, как получила «уголовку» за декретные, которые потратила

Накануне стало известно, что гродненчанка получала белорусские декретные, но оснований на это она не имела, заявляли в МВД. Оперативники выяснили, что в Польше девушка тратила декретные якобы на посещение ресторанов, такси и покупки. В отношении нее возбудили уголовное дело.

Блог «Гродно s13.ru» связался с Кариной Малиновской и узнал ее версию произошедшего.

Гродненчанка уехала из Беларуси 28 сентября. После волны акций протеста Карину было заведено административное дело, а позже – и уголовное. Ее задерживали и на некоторое время помещали в тюрьму. Девушка одна воспитывает ребенка, чем, с ее слов, и пугали правоохранительные органы.

— Я уехала из страны из-за давления на меня. После того как меня с утра до вечера «опрашивали» в субботу в Гродненский СК, оттуда я вышла уже звездой БТ. Я знала, что в понедельник я буду уже не выездной. Я единственный законный опекун своего ребёнка, и в августе постоянно получала угрозы от милиции, что ребенка у меня заберут. Уезжая, я в первую очередь думала о ребенке, — рассказывает Карина.

О том, что необходимо предупреждать органы Карина не знала. Да и времени вникать в эти обстоятельства, не было — все происходило очень быстро, рассказывает девушка.

— Я бежала с одной коляской, чемоданом и ребёнком на руках ночью из страны, было ужасно. На беженство или международную защиту я не подавала. У меня есть карта поляка, и в этом плане мне было проще.  У меня есть аудиозапись звонка, где судебный исполнитель ещё 18 ноября сообщает по телефону о том, что уведомлена о моем уезде (запись этого звонка есть в редакции – прим. s13). Были уведомления от погранслужбы, кроме этого. Я числилась в розыске. Получается, службы знали о том, что я уехала, но продолжали начислять деньги.

«Незаконные» декретные, со слов Карины, она получала с декабря по февраль – всего 1281 рубль. Все эти деньги шли исключительно на потребности ребенка.

— Я приехала ни с чем – у нас почти не было тёплой одежды, а начинались холода. Я покупала ребенку куртку, штаны, шапки. Это деньги моего ребенка и тратились они исключительно на него. О каких ресторанах идет речь, если в Польше в это время было все закрыто? Работали только продуктовые магазины. Торговые центры, кино, спорт залы, катки, вообще все закрыто. И рестораны тоже! Сообщения про рестораны выглядят очень смешно — ведь первое время у меня были панические атаки и страх — я не знала, что мне делать, где мне жить, где работать и как взять себя в руки. Что касается такси, первых два месяца я, действительно, пользовалась им, но оплачивала эти поездки польской картой, на которую деньги мне перечисляли родители.

Кроме того, в ноябре с декретных Карины Малиновской «списали» 270 рублей – штраф за административное правонарушение.

— Им, получается, можно пользоваться декретными, а мне нет.