В домашних банках надежнее: «неблагодарные» белорусы не хотят нести деньги на вклады

Власти Беларуси сегодня делают все возможное ради сохранения курсовой стабильности в стране.

Ведь любая девальвация при том внешнем валовом и государственном долге в иностранной валюте, что сейчас – а он стал исторически рекордным – автоматически делает долг неподъемным для валютных должников и для и так дефицитного бюджета, пишет infobank.by

А очередной «набег на обменники» и резкое повышение спроса на валюту в экономике при ее удорожании, при тех запасах валюты, что сейчас есть в стране (они совсем небольшие) – это неотвратимый рост курса доллара.

Ужесточение денежно-кредитной политики и «зажимание» BYN-рублевой ликвидности в целях недопущения девальвации привели к дефициту денег в банковской системе, и спрос на деньги сильно вырос.

17 марта прошел кредитный аукцион от Нацбанка. В нем предлагались деньги по ставке 9,75 % годовых на срок 180 дней.

Деньги на таких условиях хотели взять 15 белорусских банков, они подали целых 26 заявок на сумму 3 701,6 млн. рублей. Нацбанк выдал только 250,0 млн. рублей. 

То есть, если принять общую сумму заявок банков за 100%, выданная сумма составила 6,75% (!!!)

Результат – существенный рост стоимости денежного заимствования в Беларуси: выросли процентные ставки по депозитам, и очень значительно.

Так, по последним данным официальной статистики средняя ставка по всем новым срочным BYN-рублевым вкладам физлиц в феврале 2021-го составила 17,76% годовых – 4,5-летний максимум.

В том числе по видам новых срочных BYN-рублевых депозитов средняя процентная ставка в феврале:

по отзывным – 12,79% годовых;

по безотзывным – 18,35% годовых.

Выходит, что срочный вклад в белорусских рублях – это самый выгодный сейчас из доступных для широких слоев населения инструмент реального приращения сбережений. Ведь процентные ставки по таким депозитам вдвое выше темпов роста цен (по официальной статистике инфляции), что дает реальный, по покупательной способности, прирост вклада.

Но белорусы традиционно ведут «бухучет» доходов и накоплений, а также учитывают финансовый эквивалент большинства материальных активов в долларовом эквиваленте.

Значит, для привлечения денег от населения на BYN-рублевые вклады и снижения спроса, таким образом, на иностранную валюту, нужно, чтобы процентные ставки по вкладам превышали процент ослабления BYN-рубля к доллару.

И эта задача тоже выполнена: после августовской девальвации 2020 года, а с ее момента прошло уже 6,5 месяцев, только в одном календарном месяце на срочных BYN-рублевых депозитах физлиц вышел долларовый убыток – в январе. Остальные месяцы для BYN-вкладчиков были удачными: они получали высокую – двузначный процент годовых – долларовую прибыль.

Особенно выгодна в этом случае ревальвация – укрепление BYN-рубля к доллару. В этом случае процент ревальвации идет «в плюс» процентной ставке, увеличивая долларовую прибыльность срочного BYN-вклада.

Это и происходит как раз сейчас, в марте: на валютных торгах на БВФБ в пятницу, 19-го, курс доллара составил 2,5971 BYN/$, при том, что в самом конце февраля он был 2,6057 BYN/$. То есть, за первые три недели марта доллар подешевел на 0,33%, а это эквивалентно 6% годовых ревальвации BYN-рубля к доллару.

Результат: по 21 марта, с учетом выходных, долларовая прибыльность срочных депозитов физических лиц в национальной валюте составила уже под 20% годовых (исходя из средней по банковской системе процентной ставке по таким вкладам). А по более доходным депозитам – еще выше. Это в десять раз выше доходности непосредственно долларовых вкладов.

Итак, власти создали все возможные монетарные условия для привлечения денег от населения на BYN-рублевые депозиты и снижение с помощью этого спроса на доллары: срочные BYN-вклады очень выгодны и в реальном выражении, и в долларах.

И белорусы ответили взаимностью: после сильнейшего вывода денег из срочных BYN-рублевых вкладов, начиная с сентября, вынос BYN­­-депозитов стал уменьшаться ежемесячно. А в январе был зафиксирован долгожданный «плюс» – люди принесли в банки BYN-рублей больше, чем вынесли – после 7 месяцев «минуса».

И исходя из динамики последних нескольких месяцев, экстраполируя ее на месяц вперед, было естественным ожидать еще больший «плюс» в феврале – что чистый приток денег на срочные BYN-депозиты окажется еще большим, чем в январе.

Но этого, однако, не произошло: месячный прирост остатков средств населения на таких вкладах снизился в феврале до +50 млн BYN (после +67 млн BYN в январе).

А если учесть, что часть новых депозитов – это капитализация начисленных процентов по уже действующим вкладам, то есть не все новые вклады – физический принос очередной порции наличных денег в банк, то при условии 100%-й капитализации процентов, в феврале чистого притока не было вообще. Получился даже небольшой чистый отток в 2 млн BYN.

Так, исходя из средней по банковской системе процентной ставке по всем текущим, действующим в феврале, срочным BYN-депозитам физлиц (13,65% годовых) и цифры остатков на таких вкладах в начале месяца (4,599 млрд BYN), расчетная сумма начисленных всеми банками процентов составила в феврале 52 млн BYN – на 2 млн BYN больше суммы прироста остатков.

Этот небольшой февральский прирост остатков поднял сумму срочных BYN-вкладов населения в банках до 4,649 млрд BYN. С такими темпами роста, как сейчас, понадобится еще целый год, чтобы вернуться на максимум даже чисто номинально.

Таким образом, несмотря на все усилия властей и банков – укрепление белорусского рубля к доллару и высокие проценты по вкладам – население в феврале не принесло ожидаемой суммы денег на сверхвыгодные сейчас срочные BYN-депозиты.

Почему же белорусы оказалась такими «неблагодарными»? Наверное, потому что сложилась ситуация такая, что, почти как по Ленину – «одни еще не хотят, другие уже не могут».

Одни – самые опасливые и недоверчивые белорусы, из числа тех, кто во второй половине года массово выводил деньги из срочных BYN-депозитов во избежание девальвационных потерь – сохраняют высокие девальвационные ожидания и сейчас.

И их трудно уговорить вновь также массово вернуть деньги на срочные BYN-рублевые вклады даже при их сверхвыгодности. Тем более что сверхвыгоден депозит, откуда деньги не выведешь до окончания срока – безотзывной.

Другие – наиболее стойкие и уверенные в грядущей стабильности белорусского рубля – они с радостью пополнили бы свой срочный BYN-депозит, но «просто денег сейчас нет» (с): в стране начался кризис с сопутствующим ему падением доходов и настроений у населения, судя по резкому снижению потребительских расходов – розничных продаж.

Так что существенного притока на срочные BYN-рублевые вклады в следующем месяце вряд ли стоит ожидать. Но значимого оттока тоже не будет: все, кто хотел и имел возможность вывести деньги из таких депозитов, уже сделали это.

Скорей всего, будет небольшой прирост – как минимум не меньше объема капитализированных процентов. И если до конца месяца сохранится очень благоприятная для BYN-вкладчиков ситуация с курсом доллара – прирост будет немного больше.

Но в целом финансово-экономическая и общественно-политическая ситуация в стране сейчас не располагает для активного размещения населением своих сбережений на срочных BYN-рублевых вкладах, хотя бы на том уровне, что был в 2016-19 гг.