Особое мнение: То, что уличные протесты будут, можно даже не сомневаться

Но чтобы власти согласились на переговоры, голосования мало, необходимо массовое гражданское неповиновение, заявил старший аналитик Центра европейской трансформации Андрей Егоров.

– Светлана Тихановская призвала белорусов проголосовать на платформе «Голос» за переговоры с властью. Как воспринимаете идею?

– Идея хороша в плане актуализации темы переговоров с властями, подтверждения протестных настроений и их массовости, мобилизации выступающих за перемены.

Динамика голосования показывает, что людям идея понравилась (за сутки проголосовало 485 тысяч человек — Прим. ред.). 

В преддверии вероятного протестного сезона, который может развернуться весной, это неплохой момент, подтверждающий, что нас по-прежнему много и мы настаиваем на изменениях в стране.

Это удачный ход и с точки зрения отношений с внешними игроками. Часть из них уже отреагировало и поддержали идею переговоров. Хотя, конечно, утверждение Тихановской о том, что ОБСЕ и ООН могут вынудить Лукашенко пойти на переговоры, выглядит довольно слабой надеждой. Просто потому, что у этих институтов нет достаточных рычагов влияния на белорусские власти.

Для того, чтобы они согласились на переговоры, одного голосования мало.

– Что может заставить власти сесть за стол переговоров? 

– Какое-то массовое коллективное действие, которое блокирует их жизненно важные функции. Нечто подобное Тихановская пыталась предпринять осенью, когда выдвинула «Народный ультиматум» с призывом к общенациональной забастовке.

Коллективное действие должно быть примерного такого плана: массовое гражданское неповиновение, отказ от сотрудничества с властью. Можно изучить, что срабатывало в Украине, Армении и других странах.

– Власти высказывали опасения в связи с приближением Дня Воли, говоря о возможных попытках «дестабилизации» ситуации. Как думаете, будут ли уличные протесты и в каком масштабе?

– Сложно прогнозировать масштаб, но то, что они будут, можно особо не сомневаться. Протестные настроения никуда не ушли, люди по-прежнему настроены на борьбу. 

Массовость часто зависит от предшествующих событий, а также от эмоционального настроения людей и уровня страха. Как это скомпануется перед 25 марта – представить довольно сложно. 

Но вряд ли это будет такая же массовость, которую мы наблюдали летом и осенью прошлого года. 

– Каков запас прочности у Тихановской как политического лидера? 

– Если она и ее команда будут совершать осмысленные политические действия, которые будут заметны и будут получать поддержку людей, то запас прочности может быть очень долгим. 

Но при отсутствии подобного, при концентрации на тех формах работы, которые раньше использовала белорусская оппозиция (разговоры о внешнем давлении на режим, подготовка реформ в стол), популярность альтернативных лидеров, особенно находящихся за рубежом, будет падать.

Любой субъект, который появится на внутриполитической сцене, совершит активные действия и вызовет симпатии у большинства, перехватит политическое лидерство.

«Белорусский партизан»