Эксперт: Печатный станок в Беларуси включен, впереди — гиперинфляция и хаос

В последние месяцы белорусская экономика переживает не лучшее время. Золотовалютные резервы Беларуси за первые два месяца 2021 года значительно сократились.

Одна из причин – «спасение БМЗ» и других убыточных предприятий госсектора. Государственный внешний долг достиг исторического максимума. Экономист Леонид Злотников прокомментировал ситуацию с экономикой в Беларуси специально для сайта Charter97.org.

– Насколько ситуация с ЗВР опасна для белорусской экономики?

– Я бы сказал, что ситуация не так опасна, потому что сокращение 2020г. не большое, около 5%. Запас ЗВР сейчас – больше 7 миллиардов. Опасно будет тогда, когда ЗВР сократится до 3,5 — 4 миллиарда.

Можно говорить, что какой-то запас над последней чертой есть. Другое дело, что надолго его может не хватить.

– Минфин уточнил исполнение бюджета на 2021 год: изначально закладывался дефицит в 4 миллиардов рублей, а теперь озвучивается цифра в 5,6 миллиардов рублей. Многие эксперты утверждают, что дефицит будет только расти. Как вы считаете, насколько критична ситуация с ростом дефицита бюджета?

– Бюджет зависит от критичности ситуации в экономике. Рассматривать один бюджет смысла нет.

Ситуация напряженная. В 2019-2020 гг. практически полностью прекратились российские субсидии белорусской экономике (в 2015г. например, они составляли около $5 млрд. Затем постепенно снижались). Кроме того, в силу разных обстоятельств, усложнились условия внешних заимствований.

– Государственный внешний долг составляет сейчас более $18 миллиардов, а валовый – более $42 млрд (это – исторический максимум). Это во много раз превышает всю сумму международных финансовых активов Беларуси, даже с учетом золота. Можно ли говорить, что вероятность дефолта стала более реальной, чем в прошлые годы? Стоит ли белорусам опасаться ситуации, схожей с кризисом 2011 года?

– Конечно, долг еще не такой большой в процентах от ВВП, как в других странах, в том числе, к примеру, в США, но достаточно высокий. Все обсуждают внешние долги одного только государства. А есть еще долги банков и предприятий. Но проблема не только и не столько в величине долга, сколько в способности страны его вернуть. А вот это серьезная проблема.

Особенно напряженная сложилась ситуация на рынке «евробондов», там для нас высокий и неподъемный процент. Я сомневаюсь, что правительство возьмет взаймы на рынке евробондов меньше, чем под 10% годовых. Белорусская экономика не сможет вернуть такие долги. Да, опасаться дефолта стоит – не только, потому что долги, но и потому что контроль Нацбанка над денежной массой и инфляцией сейчас снижен. Это произошло не по воле Национального банка, а по воле власти.

Не забудем также, что в 2019-2020гг. практически полностью прекратились российские субсидии белорусской экономике (в 2015г. например, они составляли около $5 млрд). Кроме того, в силу разных обстоятельств, усложнились условия внешних заимствований.

Поэтому, да, опасения дефолта могут оправдаться.

– Многие эксперты говорят, что власть запустит так называемый печатный станок. Считаете ли вы вероятным такой сценарий событий?

— Его уже включили 30 лет тому назад. Мы наблюдаем рост цен, который является результатом работы этого станка. Отмечу, что печатный станок в Беларуси был включен с первых лет независимости страны и с тех непрерывно работает. Цены за этот период выросли более, чем в миллиард раз.

– Как включение печатного станка влияет на экономику?

– Должен быть баланс между массой денег в обращении и количеством товаров и услуг, которые производит экономика страны плюс импорт. Представьте себе ситуацию, когда власти одномоментно в 2 раза увеличат зарплату и пособия, а количество товаров в продаже остается неизменным. В этом случае цены возрастут в 2 раза, т. е. деньги обесценятся. А если цены не возрастут, то полки магазинов опустеют.

Печатный станок в Беларуси был включен с первых лет независимости и с тех непрерывно работает. Первые белорусские деньги обесценились до сих пор, более чем в миллиард раз. По этому показателю мы далеко обогнали почти все страны планеты за исключением, пожалуй, Зимбабве, где дошли до купюр достоинством в сто миллиардов зимбабвийских долларов. Последние белорусские деньги, пущенные в оборот c 2015 года уже обесценились на 75%, а к лету 2021г. они обесценятся в 2 раза в результате инфляции.

— Если в экономику денег будет вброшено, например, на 10% больше, чем нужно для обслуживания оборота товаров и услуг в экономике, то и инфляция будет близка к 10%.

Известный экономист Кейнс утверждал, что плохое правительство прибегает к помощи печатного станка. В Беларуси станок включался из благих намерений – поддержать рост зарплаты. За 2011-2020 гг. средняя зарплата выросла, по данным Белстата, с 1,217 млн. рублей в 2010 году (460 долларов) до 1290 рублей (531 долл.) в 2020 году,

Рост реальной зарплаты за 2011-2019 гг. составил, по данным Белстата, 176,6% (рост на 76,6%, в долларах зарплата возросла на 15%). Рублевая зарплата выросла в 1,76 раза (в долларах — в 1,15 раза). Пенсии выросли в 1,5 раза.

Но что удивительно, ВВП за это период выросло лишь на 10,6%, продукция промышленности – на 18%, сельского хозяйства -17,8%, производительность труда по ВВП – на 13,9% (последнее-уникальный случай). Очевидно, что упомянутый рост ВВП происходил не за счет собственных ресурсов.

Если экономика производит продуктов и услуг для потребления лишь на15- 20% больше, а потребления страны при этом возрастает на 50-70%, то источник роста не только в инфляции. Кроме инфляционной волны, которая идет с некоторым лагом вслед за необоснованным повышением доходов населения и обесценивает их, в Беларуси сработали и другие факторы незаработанного повышения доходов.

Во-первых, это субсидии России, которые после 2015 года (в этом году они составили, напомним, составили около 5 млрд. долл., а за 2015-2020 -10-15 млрд. долл.) и постепенно сократились к 2020 году почти до нуля.

Во- вторых, за счет сокращения инвестиций в основной капитал (за указанный период они сократились на 14.5%,) и сокращения жилищного строительства (на 37%). В-третьих, рост валового внешнего долга страны за 2011-2020 гг. на 13,7 млрд. долл.

Мы указали лишь наиболее значимые факторы поддержки на плаву белорусской экономики в последнее десятилетие.

В общем ситуация такая, что печатный станок может помочь. Однако вброс денег в оборот для поддержки зарплат помогает на 3-5 месяцев, пока вызванная этим вбросом инфляция обесценивает деньги и затем требуется новый вброс денег в еще большем количестве. В общем, это — путь к гиперинфляции и к хаосу в экономике. На этом пути мы придем к состоянию, в котором находится сегодня Венесуэла, строящая социализм 21 века.