Александр Пласковицкий: Выдворение строптивого

Упрямство нередко путают с силой воли. Но разница принципиальна. Сильная воля ярче всего проявляется в исполнении долга вопреки желаниям. А упрямство – в неисполнении, пишет экс-начальник главного государственно-правового управления Администрации президента Александр Пласковицкий.

«Буду делать наоборот»

Наблюдая за Лукашенко, можно детально исследовать крайнюю степень капризности. Казалось бы, проповедуя «жесточайший порядок во всем», следует соблюдать элементарные правила: трудиться в рабочее время, одеваться сообразно ситуации, пристегиваться за рулем, правильно носить маску, не хамить собеседникам и т.п. 

И уж совсем нелепо нарушать Основной закон. Тем более наплевательски: занимая должность президента НОК вопреки части первой статьи 86 Конституции, принимая присягу в отсутствие лиц, указанных в части второй статьи 83 Основного Закона, лишая премьер-министра права скреплять декреты подписью, согласно части третьей статьи 101 Конституции, и т.д.

Складывается впечатление, что нормы морали и права, обычаи и этикет раззадоривают Лукашенко, как запертые ворота некоторых животных: «Буду делать наоборот!» И действует наперекор не только нормам человеческого общежития, но и бесспорным фактам.

Нужно считать Лукашенко «овощем», чтобы предполагать, будто бы он не понял значения высоких рейтингов типичнейшего банкира, избрания скромной домохозяйки, колоссальных шествий и многомесячных протестов, не смиряемых изуверством.

Всё он прекрасно понял, но в пику однозначному «Уходи!!!» обещает стоять до последнего омоновца, уничтожает истину вместе с ее защитниками и распускает байки о кровожадных агрессорах.

И чем больше свидетельств того, что его упрямство губительно и бесперспективно, – тем упорнее он гнет свое. Конечно, своеобразный склад ума и профицит самомнения мешают воспринимать действительность адекватно. 

Но, боюсь, более адекватное восприятие происходящего побудило б его яростнее лютовать. Даже предположу, что, потребуй мы так же массово «Саня, останься с нами!», – он давно пропал бы…

Капризули – эгоистичны и потому пугливы. Можно пугнуть и этого. Да только вот принудительное изгнание Лукашенко не понравится большинству нашего населения. И, наверно, подобные методы непосильны для протестующих – большей частью людей духовных, предпочитающих страдать, а не биться.

Я сам абсолютно уверен, что разумнее обойтись без насильственной смены власти. Чтобы злоба и аморальность не испортили наше общество. А еще опасаюсь победы самых жестоких и бешеных, имеющих все преимущества в силовом противоборстве. Потому предлагаю сдерживаться, когда подмывает врезать карателю по башке.

Но имеет ли наша сдержанность победную перспективу?! В данном случае – безусловно. Потому как всевластие тутошнего Кощея держится на игле дотационных вливаний.

«Кормилец»

Во вскормленной им экономике Лукашенко уместен исключительно в роли «добытчика», выманивающего крупные вспомоществования за рубежом и регулярно устраивающего всевозможные экспроприации внутри страны.

Бессмысленно допускать, что ради продления срока беспредельного самовластия узурпатор преобразится в рачительного хозяина, способного очень быстро переделать свою луканомику из дотируемой в доходную. Подобных чудес не видано! 

Ни один из вождей-популистов, и уж тем паче наш, не ищет доходов праведных, не стремится к трудам надрывным. Дармовщина – его стихия. Суля золотые горы простодушному населению, популисты и сами рвутся наживаться легко и быстро. 

Поначалу преуспевают, потому что внутри страны есть «богатенькие буратины», а заграница не сразу отказывает в субсидиях «любимцу народных масс». Да и теневой бизнес в исполнении официальных лиц необычайно прибылен.

Вот и теперь, откладывая автомат, Лукашенко бросается клянчить хоть что-нибудь у сохранившихся «партнеров», драть уцелевшую шкуру с недобитых пока «буржуйчиков» и наращивать контрабанду.

Но как только размер добычи окажется недостаточным для «батьковых» иждивенцев – раздутые госорганы и убыточные производства набросятся на хозяина, как изголодавшиеся псы на Рамси Болтона. 

Только вряд ли успеют цапнуть. Ведь раньше, чем миллионы не приученных жить по средствам потребуют «Дай-дай-дай!!!», упрямый «кормилец» скроется. Чутье у него отменное, а мужества – кот наплакал.

Лишенец

На мой взгляд, подобный исход лукашизма не только закономерен, но и наиболее вероятен. «Когда же?» – таков вопрос. В точности не ответишь. Не только потому, что социальные науки строгими не являются. Но еще и потому, что психика узурпатора крайне нестабильна, а вся отечественная статистика не честнее итогов выборов.

Безусловно, хитрюга спрячется раньше, чем опустошит свои внебюджетные фонды и золотовалютные резервы страны. Потому что такие вожди с пустыми руками не бегают. Им хочется прежней роскоши. Хуже того, я думаю, он прихватит все драгметаллы и камни из сокровищницы Нацбанка. Да и секретный фонд не для того скрывался, чтоб выкладываться теперь. Именно эти деньги клялся не отдавать Лукашенко 13 марта.

Я долго пытался вычислить сумму, растрата которой будет сигналом к бегству. За вычетом всех заначек и драгоценностей у меня получилось 4,3 млрд. долларов, из которых лишь 3,1 миллиарда ликвидных. Значит, спугнуть Лукашенко могла б пара месяцев скупки валюты в темпе августа 2020 года или 20–25 дней валютного ажиотажа в стиле 2011 года. Тот же эффект давало предотвращение банкротств 4–5 «титаников индустрии» (типа БМЗ).

Оба варианта кризиса представляются неизбежными еще до начала лета. Ведь долги опекаемых государством крупных и средних предприятий значительно превышают годовой ВВП страны. И хоть должники расходуют 30 процентов выручки на погашение задолженностей, для них уже непосильны 23 миллиарда рублей. Потому на повестке дня немедленное включение денежного конвейера и раздача валютных резервов.

Да и граждане Беларуси могут в любой момент потребовать 4,7 млрд. долларов со своих валютных счетов и пустить на приобретение СКВ еще 4,6 миллиарда рублевых накоплений. Удовлетворение хотя бы 1/3 таких требований оставит Лукашенко без денег, предназначенных для «народца». А нас соответственно – без Лукашенко. 

Впрочем, банковская система может на днях обрушиться и без вмешательства вкладчиков. Ведь банки с конца 2020 года принуждаются к разорению – кредитованию под убыточные проценты, прощению долгов банкротам, приему в уплату акций с минусовой стоимостью.

Да и в целом экономическая ситуация стремительно ухудшается, добиваемая массовыми репрессиями, высокозатратными «мероприятиями», убыточными инвестициями, внешними санкциями, ростом цен на энергоресурсы, плохой погодой и смертоносным вирусом.

Все эти угрозы и вызовы принуждают правителя искать дополнительную добычу, измеряемую миллиардами в долларовом эквиваленте. Только где ему столько взять?!

Бесплодец

Можно, конечно, надеяться, подобно белорусскому Минфину, что новогоднее повышение поборов с одновременным уменьшением раздач пополнит казну миллиардом. Можно, увы, планировать, что высвободившиеся каратели выжмут из бизнесменов многомиллионные штрафы и «возмещение вреда» за измышленные злодейства. Но и народ не дремлет: прячется, разбегается, копит опасный гнев…

Госбюджет прошлого года был исполнен с недостачей в 2,7 миллиарда рублей. Под влиянием таких результатов «государевы» финансисты сверстали бюджет 2021 года с дефицитом в 4 миллиарда. Охмуряя себя и нас обещанием залатать финансовую дырищу старыми накоплениями и новыми одолжениями у неизвестных лиц.

С 2014-го по 2019 год граждане Беларуси пособляли «любимой державе», сдавая свою валюту. Что существенно повышало платежеспособность луканомики на внешнем рынке. Но и этот поток иссяк. С декабря 2019 года белорусы готовятся к бедствиям и запасают валюту.

Очевидно, властям не хочется возвращать позаимствованное государством у белорусских организаций и граждан (около 4,5 миллиарда в долларовом эквиваленте). Но это же не доход, а лишь сокращение расходов. К тому ж абсолютно мнимое – чреватое недоверием и, соответственно, исчезновением внутреннего заимствования.

При недостатке средств можно срезать расходы. Да только наивно ждать от «хозяйственников в погонах» существенной экономии материальных ресурсов (энергии, сырья, комплектующих и т.п.), как и сокращения трудозатрат. «Звездоносцам» вполне по силам только снижение зарплат и прочих доходов сограждан. 

Правда, в 2021 году пришлось бы отнять у народа 1/3 реального заработка, чтобы покрыть бюджетный дефицит, внешние и внутренние госдолги. Если ж платить зарубежью и по всем остальным долгам, то зарплаты в стране уменьшатся в 3 раза или сильнее.

Такого падения заработков у наших людей не бывало даже в «лихие девяностые». И «одногрудой кормилице прикорытников» явно не поздоровится даже при более скромном сокращении их пайка. Особенно после усиленного рациона в период фальшивых выборов и массовых протестов под громогласные обещания дальнейшего повышения.

То есть внутри страны Лукашенко никак не разжиться дополнительными доходами. Наоборот, грядут нарастающие расходы невиданного размера. Поэтому нужно искать источники на стороне! Но и там всё весьма печально.

Искалец-прикремлевец

На 1 февраля 2021 года наш внешний госдолг – 18,3 миллиарда долларов. Годовые выплаты по нему – 3,3 миллиарда. А не платить опасно: обманутых россиян, китайцев и прочих «братьев» дубинками не отгонишь. Даже враждебный Запад безнаказанно не пошлешь. И атаману омоновцев это предельно ясно.

За счет дыры в бюджете внешний госдолг покрывается только на 2 миллиарда долларов, остальное планируется рефинансировать. Но исполнимость плана угнетает его составителей.

Меж тем республиканское казначейство далеко не единственный должник иностранцев. Задолжали и местные власти, и белорусские субъекты хозяйствования. Суммарный внешний долг страны превышает 42 миллиарда долларов, а выплаты по нему в 2021 году – более 7,6 миллиарда. 

Бросить частников на произвол зарубежных кредиторов Лукашенко, конечно, склонен. Тем паче что государственными гарантиями прикрыта лишь треть негосударственных заимствований. 

Но в своем большинстве заемщики – это «батьковы прихлебатели». И как только их начнут прессовать извне, они не простят бездействия обещавшему «спасти и сохранить». Следовательно, до побега хозяину придется делиться валютой с дотационнозависимыми. Что с учетом других расходов может длиться не дольше апреля при отсутствии новых вливаний.

В январе удалось заимствовать за рубежом только 35,7 миллиона долларов. Лукашенко, конечно, готов взять взаймы намного больше. И лимит внешнего госдолга поднят до 20,2 миллиарда долларов (пусть, мол, потом расплачиваются те, кто отверг «кормильца»). 

Да вот внешние кредиторы не настолько опрометчивы, чтобы финансировать нас по потребностям. Ведь и нынешние долги Беларусь возвратить не сможет – мы накануне всеобъемлющего дефолта и довольно глубокой депрессии. Что признают не только независимые эксперты, но и «вражеское» агентство Reuters, и «дружеский» Евразийский банк развития. 

Поэтому прежние спонсоры лукашенковского «чуда» нынче всерьез нацелены не выдавать, а взыскивать. Иначе опоздают.

Подачки за имитацию братства уменьшаются на глазах. А кредиты дают опасливо, предварительно получив соразмерную компенсацию. Да и делает это Россия фактически в одиночку.

Первые полмиллиарда сентябрьского кредита режим получил лишь в октябре, согласившись платить за газ по российским формулам. Вторые полмиллиарда – за окончательное принятие налогового маневра в нефтянке. Третья часть путинского вспомоществования стала возможна после подписания соглашения о транспортировке значительной части белорусских нефтепродуктов через российские порты. При этом кредиты выданы не в СКВ, а в «деревянных» под грабительские проценты.

Если к этим выплатам по кредиту приплюсовать годовые доплаты за газ, нефть и транспортировку, то в сумме получится около 600 миллионов долларов в 2021 году. То есть только за первый год мы возвратим кремлевцам почти 40 процентов полученной «братской» помощи. 

При этом российские деньги чиновники спускают мгновенно, а белорусам придется расплачиваться годами во все возрастающих размерах. Так что путинские ростовщики очень быстро окупят затраты и начнут получать доходы впечатляющего размера.

Кроме того, российское руководство перестало идти на уступки. Вопрос о компенсациях за грязную нефть объявлен исчерпанным. Платежи за прокачку по «Дружбе» повышены минимально, а объемы прокачки снижаются, невзирая на слезы семашек. Все жестче и безапелляционнее пресекаются поставки из Беларуси, признаваемые незаконными, непроверенными, недооформленными и т. д.

Можно ли в таких условиях рассчитывать на «дополучение» 3–3,5 миллиарда долларов «атомного кредита», в ожидании которых Лукашенко слонялся по Сочи 19–23 февраля?! Очень и очень сомнительно. 

Во-первых, магнаты России не склоны разбрасывать деньги в условиях обострения собственных отношений с Западом и нарастания дворцово-курортного бума. Во-вторых, клянчащий Лукашенко должен что-то давать взамен. Например, передать в состав холдингов, подконтрольных его «братишкам», самые прибыльные белорусские предприятия для их последующего устранения в качестве нежелательных конкурентов. Но при таком «размене» получится не спасение, а утопление режима.

Есть выход – продать олигархам нечто дорогостоящее. Например, ОАО «Беларуськалий» за предложенные (по слухам) 6 миллиардов долларов. Получение таких деньжищ в течение текущего года могло бы продлить агонию до лета 2022 года. 

И Лукашенко в принципе способен распродавать народное достояние без угрызений совести. Только делать это умеет плохо. Он, как всегда, начнет заламывать цену, «много думать», ждать более благоприятной конъюнктуры, оскорблять и запугивать покупателей. А потому не успеет «продлиться» подобным способом.

Впрочем, российские нувориши не очень-то и хотят расходовать миллиарды на то, что в любой момент могут национализировать, как инвестиции пивной «Балтики», конфетные фабрики Новикова, банк «Газпрома» и т.п. 

И уж никто не мечтает оказаться в положении Баумгертнера, Муравьева, Чижа, Бабарико и прочих «бизнес- партнеров» местного «гостеприимца». Да и близкая смена власти побуждает воздерживаться от сделок с «нелегитимным».

Российские военные объекты («Барановичи» и «Вилейка»), срок аренды которых истекает в июне текущего года, вряд ли принесут нынешнему арендодателю больше 250–300 миллионов долларов. Да и те – небольшими дозами в течение четверти века. Что, конечно же, жалкий мизер в нынешней ситуации. 

«Настоящие» деньги возможны в обмен на российские базы в нужном Кремлю «формате». Но отважится ли Лукашенко в этот раз на такие уступки? Он ведь помнит восточные методы обнуления таких платежей. Да и страшненько так провоцировать натовцев и белорусов!

Подкинет ли денег Китай? Если и да, то как в прошлом году – миллионов примерно семьдесят, взыскав по прежним долгам в семь раз больше. «Всепогодный друг и железный брат» Си даже калийные удобрения взял по заниженным ценам, а вместо «хороших» кредитов прислал лишь сто тысяч вакцин (очевидно, в рекламных целях). Китаю, увы, без надобности наше окошко в Европу, пока оно заколочено со всех сторон.

Пусть действия западных стран в данный момент не мешают, а помогают Лукашенко втемяшивать непросвещенной публике, будто бы нынешний кризис – результат диверсионно-террористической деятельности внешних врагов и беглых предателей, а не абсолютно естественный конец дотационной экономики. 

Однако от оскорбляемых стран помощи не дождешься: облигации им не всучишь и жалостью не проймешь. Да и от риторических санкций потери все-таки налицо – все контрагенты режима требуют «компенсацию за возрастающий риск». 

Кроме того, либерально-демократическое сообщество помогает спасаться бегством нашим «мозгам и рукам». Взаимодействие с «группировкой Лукашенко» фактически заморожено. Западные инвестиции и хайтек-поставки обнуляются. IT сектор сдувается, точно шарик под омоновским сапогом, существенно сокращая экспорт доходных услуг и ускоряя тем самым крушение режима.

Участившиеся задержания крупных партий контрабанды из Беларуси свидетельствуют о принудительном снижении доходности черных и серых схем.

Капец

На основании вышеизложенного у меня получалось, что ни внутри страны, ни вовне Лукашенко не сможет найти средств для прокорма дотируемых «хозяйств». А припасенных для этого денег едва хватает на двухмесячный кризис или на полгода «спокойного» выживания без валютного ажиотажа и крушения «флагманов банкротства».

Однако с конца января появилось множество доказательств полного нежелания расходовать накопления. За пару недель Минфин отжал у коммерческих банков 695,1 миллиона долларов – в 3,5 раза больше, чем планировалось позаимствовать внутри страны за весь текущий год. И это сверх 156 миллионов долларов, позаимствованных в декабре. 

Но даже с такой добычей золотовалютный резерв в январе-феврале уменьшился на 354 миллиона долларов. А Лукашенко принялся обласкивать российское руководство с умилительным подобострастием профессионального нищего…

Одновременно поползли слухи о фиктивности 30% золотовалютных резервов. Курс рубля зашатался в самый разгар налоговых платежей. Запланированный на 2021 год дефицит госбюджета резко подняли до 5,6 миллиарда рублей (сразу на 40 процентов). 

Январские зарплаты упали на рекордные 12,5%. Правительство бросилось сдерживать рванувшие к небу цены, а заодно списывать и переписывать долги разорившихся «госов». Нацбанк заблокировал ставку рефинансирования ниже уровня инфляции, чтоб формальности не мешали раздаче халявных денег.

Как это понимать? «Расходные средства» заканчиваются?

А как еще?! Имея в руках свыше 3 миллиардов и ожидая вскоре еще полмиллиарда сентябрьского кредита, в такие долги не лезут и не мечутся, как алкаши в поисках рублика на опохмелку.

Давно и не раз предсказано, что, сделавшись неплатежеспособным, Лукашенко постарается сбыть Беларусь в обмен на гарантированное продолжение собственной dolce vita. И коль денежек не хватает уже сейчас, да еще так сильно, то можно не сомневаться, Лукашенко вступил в переговоры с хозяевами единственно доступной ему страны-убежища. 

Ну, а те, пользуясь очевидным цейтнотом просителя, спешат поживиться по максимуму. Стороны переговоров, как это обеим им свойственно, темнят, канителят, рисуются. Из-за чего агония «пересиденчества» становится всё мучительнее для нас и всё пагубнее в перспективе.

Разумеется, путинархия готова подпитывать лукакратию, пока та помогает осваиваться «союзникам» на незаконно удерживаемой территории. Но Кремлю хотелось бы подешевле, а Лукашенко – подольше и пощедрее. В этом их разногласия – замедляющие процесс. 

Опасаясь народного гнева, кремлевцы и их подельники всё настойчивее добиваются защищенности приобретенного при Лукашенко. Потому-то с конца февраля коммерческие гешефты отодвинуты в дальний угол, а приоритетным сделалось внедрение максимальной численности российских силовиков и русофилов на белорусскую землю. Местного «автоматчика» это приводит в ужас.

Не видя других убежищ, кроме дворцов Рублевки, «синепалый» пока уступчив. Кремлевцы за «малые деньги» приобретают то, в чем ранее им отказывалось с воплями и угрозами. Да и долгих проволочек нынче не наблюдается: с ценниками на газ Лукашенко смирился за месяц, нефтяной маневр одобрил до Нового года, транзит через российские порты отложил лишь на пару месяцев, а создание «совместного учебно-боевого центра» в Гродненской области легализовал за десять дней. 

Ведь стоит ему заартачиться, как до «выборов», – и всё для него закончится.

Впрочем, хорошего выхода у Лукашенко нет. Даже сдав путинархам всё, что они желают, совершенно нелепо рассчитывать на ответную благодарность. Столь «молчаливого и правдивого» старика не выпустят за пределы ограниченного периметра. А чуть позже поймут и то, что держать его рот на замке слишком обременительно…

Смею предположить, самозваный «братишка Путина» в периоды просветления не надеется на многолетнюю пенсию. Поэтому так упорно противится неизбежному и пытается жить по-прежнему. Но злодейка-судьба всё яростнее ломится в его хоромы, доводя того то до виляния хвостом, то до звериного бешенства. 

И ему, несомненно, хочется, чтобы устроенный им пожар оказался предельно жутким, чтобы «неблагодарный народец», изведав, как всё полыхает без «батьки», возлюбил своего «благодетеля» вновь и на веки вечные.

Насколько известно мне, таковы накануне кончины упования многих деспотов. Но немногим из них свезло удержаться в народной памяти…

Конечно, чем дольше продержится Лукашенко – тем ужаснее будет посеянная им злоба, тем катастрофичнее обрушится экономика, тем «хлопотнее» будет «дельце» Возрождения Беларуси. 

Однако у нас есть опыт постсоветского выживания и разнообразные примеры успешного обустройства постсоциалистических стран.

А главное – наш народ явил невероятную мощь при сопротивлении разнузданной лжи и безудержному насилию. С таким ВОЛАТАМ не совладать ни местному «партхозактиву», ни карательным ОПГ, ни импортной олигархии. 

И сейчас лишь от темпа взросления новых народных лидеров зависит, насколько успешно и быстро мы справимся с ситуацией.

Задачи, горами вставшие перед «молодыми политиками», – крайне повышенной трудности. Но ведь решение именно таких задач отсеивает слабаков и закаляет сильных.

Александр ПЛАСКОВИЦКИЙ, начальник главного государственно-правового управления Администрации президента в 1997–2000 годах, для «Народной воли»