Сестры рассказали, как «избили спецотряд милиции» и стали «уголовницами»

Репрессивная машина продолжает карать невиновных людей. Сестры Надежда Степанцова и Жанна Захаркевич 10 марта были осуждены на 3,5 и 3 года «химии».

«До сих пор всё как во сне, — рассказывает Надежда Степанцова. — Не понимаю, в чем мое преступление. Уголовницей себя не чувствую». 

Пока ее сестра Жанна Захаркевич заваривает кофе, Надежда начинает рассказ о происшествии, которое привело сестер на скамью подсудимых. Обе женщины получили сроки в исправительных учреждениях открытого типа — «химию». Жанна — 3 года, Надежда — 3,5. 

В день, когда огласили приговор, 10 марта, сыну Надежды исполнялось 18 лет. 12 марта, когда женщины получили приговор на руки, у Надежды был юбилей. Ей исполнилось 50 лет. 

«Никогда меня так с днем рождения не поздравляли», — шутит она. О том, как сестры оказались преступницами и о планах на будущее они рассказали Hrodna.life.

«С детства Жанна бегала за мной, как лисий хвостик, — вспоминает Надежда. — А у меня же свои подружки, свои тайны. Потом жизнь показала, что лучше и надежнее сестры никого нет».

«Нас родители сплотили, — рассказывает Жанна. — Мы всегда вместе, всегда стояли друг за друга».

Надежда Степанцова и Жанна Захаркевич — родные сестры. Надежде сейчас 50 лет. Жанна на 2 года младше. Они жили в Гродно с рождения. Квартира родителей была на Фортах, обе сестры закончили школу № 21. Надежда по специальности инженер. Жанна — юрист. Обе замужем, в семьях по двое детей.

После смерти родителей сестры сблизились еще больше. «Раньше только мама нас собирала. Сейчас чаще стали встречаться, почти каждые выходные вместе проводим».

«В сцепке» с сестрой

В тот день, 6 сентября, сестры тоже были вместе. «Собрались в город погулять, по магазинам пройтись. Я такая неуверенная в покупках, всегда прошу Жанну помочь выбирать», — говорит Надежда.

Женщины вышли на остановке у завода карданных валов и пешком направились в сторону Советской площади.

«Если и был там митинг, то мы до него не дошли. Нас стали обгонять, мы оказались в толпе. Впереди — люди в черном. Позже узнали, что это был ОМОН», — рассказывает Жанна.

По делу «о сцепке» обвиняемыми проходили пять человек. Их обвиняли в том, что 6 сентября 2020 года около 13.20 на ул. Горновых, 10 они приняли активное участие в «групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок» (ст. 342 УК). 

Позже, по версии прокурора, они встали в сцепку и «своим телом стали выталкивать сотрудников со своего пути», что причинило 11 сотрудникам физическую боль и побои (ст. 364 УК).

«Страшно было видеть такую жестокость. Людей бросали на землю. По девушке молодой ногами топтались. Мужчине омоновец коленом шею к земле прижимал — человек сначала покраснел, а потом стал синеть. Все вокруг кричали, и мы тоже — от ужаса», — вспоминает Надежда.

«Женщины орут: „Что вы делаете!“, а они в ответ: „Мы вас били и бить будем“, — рассказывает Жанна. „Только матом“, — поправляет Надежда. „Да“, — соглашается Жанна, — матом».

На суде потом спрашивали — почему вы остались? — вспоминает Надежда. — А что было делать? Мы идем по родному городу, а здесь людей избивают. Как убегать, когда так издеваются над народом?»

«За то, что просто видели это, нас и признали «преступниками», — говорит Жанна.

«Как я избила спецотряд милиции»

Первые отголоски сентябрьских событий пришли в начале ноября. Обеих женщин повестками вызвали в следственный комитет. Дома у них прошли обыски. У Надежды наложили арест на имущество — холодильник и два телефона. 

«Тогда думали, что штрафом всё обойдется», — говорит она. Дальше вызывали к следователю почти каждый день: «Ходили туда, как на работу».

Сначала сестрам вменяли в вину «участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок» (ст. 342 УК). В декабре к обвинению добавили «причинение сотрудникам милиции физической боли и побоев» (ст. 364 УК). 

Надежду посчитали особо активной. На видео с места женщине показали — у нее движется рука.

«Я сумку на плече поправляла, — говорит Надежда. Но следствие и обвинение насчитали не менее пяти „ударов“. — Так и пошло, что я избила этот спецотряд милиции».

«Не так мы планировали отметить совершеннолетие сына»

«Первое заседание [суда] — это был кошмар. Я еще держалась, а у Нади просто коленки тряслись, говорит Жанна. — На последние заседания мы приходили уже с вещами». 

Вынесение приговора откладывали трижды: «Это было, как издевательство. Раз уж виновны — скажите сразу», — вспоминает Надежда о психологическом давлении ситуации.

Приговор гродненкам вынесли 10 марта. В этот день у сына Надежды был день рождения. Парню исполнилось 18 лет. На суд пришли обе семьи в полном составе. Когда судья огласила приговор, все плакали.

«Конечно, не так мы планировали отметить совершеннолетие сына», — рассказывает Надежда. — У нас все семейные праздники с выдумкой, с играми и конкурсами. И в лазертаг все вместе играли, и в боулинг ходили, и на природу выезжали. В этот раз думала, что меня заберут [из зала суда], заранее составила меню, чтобы без меня смогли приготовить».

«У нас вся семья готовит. Когда праздники, все вокруг меня — вместе что-то делаем. Один колбаску порежет, другой помидоры. Все прекрасно поработаем, потом все вместе за стол. Еще сказала сыну — отпразднуете, вместе с друзьями всё уберите. Чтобы чисто было, даже если я не увижу».

«Дети понимают, что мы не виноваты»

Когда в судебном заседании 10 марта объявили перерыв, семьи Нади и Жанны все-таки собрались поздравить парня. «Дочка сказала: Мама, надо. Такой день!». 

Заказали пиццу, купили сок и собрались вместе. В 14:00 отметили день рождения, а в 16:00 судья вынесла приговор.

«Оглашают — троим по три года. И пауза. У меня в глазах потемнело — неужели Надю „уведут“? Потом сказали, что ей три с половиной года с поселением», — рассказывает Жанна.

Сейчас обе женщины дома, под подпиской о невыезде.

«Сегодня опять всю ночь не могла уснуть, — говорит Жанна — Просто пустота в голове, как на распутье стоишь. Днём дома ни к чему руки не лежат»

«Преступница, уголовница… Не могу до конца осознать, что это про меня. Надо как-то это испытание пройти», — говорит Надежда. 

Держаться в сложной ситуации помогает семья. Муж старается больше времени проводить рядом, дочка говорит: «Мама, я тобой горжусь, а сын — что ему есть с кого брать пример. «Дети понимают, что мы не виноваты».

«Представила, а что бы я чувствовала, если бы это мужа вот так осудили? — говорит Жанна — И поняла — ему сейчас еще тяжелее, чем мне. Мы никогда так надолго не расставались. Я как-то решила поехать в Польшу на заработки, так он через две недели приехал за мной и попросил вернуться в Гродно. Говорил, обойдемся без этих денег, лучше, когда ты дома».

Сейчас женщины готовят апелляцию. «На это есть 10 дней, будем обжаловать». По оценкам адвокатов, пересмотр дела может занять около месяца.