Особое мнение: Они хотят замазать всех. Очередь дошла до армии

До дела об убийстве Геннадия Шутова, когда выяснилось, что на подавление брестчан с огнестрельным оружием были направлены военнослужащие из марьиногорского спецназа, мне казалось, что армия находится в стороне от внутриполитического конфликта.

Это выглядело вполне логичным: в конце концов, армия предназначена для защиты родины от внешнего врага, пишет Белсат. Казалось, что и большинство армейских генералов не спешат подставляться под обвинения в превращении вверенных им подразделений в карательные части. Поэтому и я, и многие мои единомышленники с облегчением вздохнули, узнав, что армейские части благополучно вывели в Гродненскую область – от греха подальше.

Да и после 25 февраля, когда приговор по делу об убийстве брестчанина Шутова был вынесен, оставалась слабая надежда на то, что участие армейских капитана и прапорщика – всего лишь единичный случай. Тем более, что министр обороны Виктор Хренин говорил: мы взяли под охрану нашу главную святыню – музей Великой Отечественной войны. Вот если туда пойдут ломиться… А туда никто и не собирался ломиться, так что солдаты как охраняли святыню, так и продолжали спокойно ее охранять.

В такой иллюзии пребывал я до вчерашнего дня, когда ByPOL опубликовал копию документа, в котором министр внутренних дел просит министра обороны выделить войска для подавления предстоящих («сдувшихся» – по терминологии государственной пропаганды) акций протеста. При этом генерал Кубраков ссылается на старый указ президента 2012 года, где речь идет о возможном противодействии актам терроризма и незаконным вооруженным формированиям. Но и актов терроризма мы все еще, к счастью, не наблюдаем, если не считать обвинений, выдвинутых против наших сограждан разыгравшимся воображением отдельных генералов КГБ. И незаконных вооруженных формирований, если не считать лиц в штатском, похищающих участников протестов без предъявления документов, тоже как-то не находится. А для массовых беспорядков, которые закончились, армия не применяется. Для этого есть специально обученные люди, как раз и состоящие в ведомстве генерала Кубракова.

В чем же дело? Кадры из МВД разбежались? Генералы говорят, что мы не дождемся. Протесты не сдулись? Но Тертель уверяет, что сдулись, да и сам Лукашенко об этом же говорил во время встречи с Путиным. В чем же дело?

Армия – последнее силовое ведомство, которое, по большому счету, втянуто во внутриполитический конфликт не было. Из танков и огнестрельного оружия (если, опять-таки, рассматривать гибель Геннадия Шутова как трагический, но единичный инцидент) по манифестантам не стреляли. И это тоже понятно. Кому эта стрельба в армии нужна была? Рядовым и сержантам срочной службы? А им льготные квартиры никто не даст. Генералам? А что армейские генералы имели такого завидного от этой власти? Они же не из ГБ или ВД. Их не трудоустраивали начальниками служб безопасности крупных банков, не назначали заместителями гендиректоров промышленных гигантов – после ухода на пенсию. Высший генералитет время от времени отправляли в депутаты – но сколько тех депутатских вакансий? Немного. И они уходили на пенсию с чистой совестью, квартирой и дачей. Ну, автомобиль. Все.

Сейчас Кубракову понадобились люди в армейской форме, вышедшие на улицы белорусских городов. Он даже города перечислил: от столицы – до Глубокого и поселка Боровляны. Указал цифры – куда и сколько.

Сто солдат в форме вряд ли произведут на мой родной четырехсоттысячный Гродно столь сильное впечатление, чтобы предотвратить протесты. Но здесь важно, чтобы кровь – если уж Кубраков, Тертель и тот, на чей нынешний приказ министр внутренних дел не ссылается (этот приказ могут и не выполнить, а вот указ 2012 года – да, вполне легитимен еще), решат ее пролить – легла и на солдатиков, и на армейских офицеров и генералов. Всем замазаться. Не дадут им остаться даже относительно чистыми.

И я вспомнил старую советскую кинопропаганду. И «Щит и меч», и «Семнадцать мгновений весны» были классными фильмами. Их делали профессионалы и играли в них профессионалы. И там видно, как офицеры и генералы вермахта (армии) относятся к карателям. К гестапо, к СС. С презрением относятся, почти не скрываемым. Вероятно, так оно и было на самом деле.

А вот отвечать за государственные преступления пришлось всем. В равной степени. В Нюрнберге Кейтель и Йодль сидели на одной скамье подсудимых с бесноватым пропагандистом Штрейхером и заместителем Гиммлера Кальтенбруннером. Удостоились. И со времен Нюрнберга ни один генерал и ни один солдат не осмеливаются сослаться на приказ, если понимают его преступность. Такова мировая практика.

У меня нет сомнений в том, что и нашу армию «замажут». На это будут брошены все силы. Именно потому, что «режим» как таковой защищать больше некому. Ресурс исчерпан. Посмотрите на грустное лицо нового главы Следственного комитета, чтобы понять: он вовсе не рад этому назначению.

Будут ли рады солдаты, если их вынудят наставить стволы на женщин и своих сверстников? И как они будут после этого относиться к своим офицерам? Вопрос риторический.

Александр ФЕДУТА, belsat.eu