Особое мнение: Человек просто упустил возможность вовремя уйти…

Коллаж: «Салідарнасць»

Лукашенко понимает, что при серьезных преобразованиях Конституции система треснет.

— Принцип формирования «конституционной комиссии» очень напоминает принцип отбора делегатов на Всебелорусское собрание. Это набор лояльных персонажей, которые, в первую очередь, нужны для антуража, для бутафории, — сравнивает политический обозреватель Александр Класковский.

В экспресс-комментарии «Салідарнасці» он рассказал, почему назначенная комиссия так и не услышала конкретных направлений для своей работы и какими реально могут быть изменения в Конституцию.

— Скорее всего, большая часть комиссии будут просто статистами. Это советский принцип представительства разных слоев общества на съездах партии, от ученых до передовых работников.

Если брать сегодняшнее напутствие им, то там были только общие слова. Никакой конкретики о перераспределении полномочий, о том, по каким принципам будет избираться парламент. Это означает, что Лукашенко менять, по идее, ничего не хочет, он боится этих изменений, потому что треснет вся его система. 

Он не вооружил членов комиссии даже в общих чертах концептуальным видением, в каком направлении им надо работать. Напротив, козырнул сомнительной социологией о том, что 65% белорусов вообще не хотят менять Конституцию. Этот акцент подспудно выдает нежелание самого Лукашенко кардинально что-то менять.

Но поскольку он не может сказать прямо, давайте останемся с нынешней Конституцией, потому что есть и внутренние причины, и Москва, видимо, нажимает в этом плане, поэтому какие-то изменения будут, но не принципиальные, — полагает обозреватель.

По его мнению, Лукашенко при помощи Конституции будет искать возможность оставить для себя позицию во власти, не исключая и казахстанский вариант.   

— Он устроил авторитарную персоналистскую систему власти, которая его абсолютно устраивает. Кроме всего прочего, Лукашенко боится пошатнуть эту систему в условиях нынешней политической турбулентности, нынешнего глубокого кризиса, который не преодолен, несмотря на то, что вроде бы задавили протесты.

Вместе с тем он понимает, что все-таки популярность уже не та, харизма поблекла, и действительно подумывает о каком-то запасном аэродроме для себя на тот случай, если обстоятельства прижмут, и придется уходить с этого поста.

Как бы сделать так, чтобы уйти, но остаться. Поэтому, наверное, была идея придать конституционный статус ВНС, где Лукашенко сможет стать этаким генсеком.

Не исключено, что ему подсказывают и вариант «давайте, как Назарбаев». Но проводить параллели между Беларусью и Казахстаном сложно по целому ряду причин. Там не было такой революции, другой уровень жизни, другой менталитет, сохраняется восточное обожание вождя. В общем, Назарбаев уходил на этот пост, сохраняя высокий авторитет, чего не скажешь о Лукашенко после прошлогодних протестов.

Я думаю, Лукашенко и сам понимает, что начни он какие-то серьезные преобразования с Конституцией, все может поползти по швам, треснуть и обрушиться. Поэтому он и не высказал на совещании никакой конкретики, кроме общих фраз о том, как важна Конституция, как она незыблемо сохраняется. Причем это говорит человек, который в прошлом году перед прокурорами заявил, что «иногда бывает не до законов», — напомнил собеседник.

При этом он уверен, что анонсированное освещение в СМИ процесса обсуждения изменений главного закона страны станет привычной имитацией.

— Конечно, имеются ввиду только государственные СМИ. Это будет имитация гласности, имитация плюрализма точно также, как это происходило в прошлом году перед Всенародным собранием на так называемых «диалоговых площадках».

Там собирались в основном унылые провластные номенклатурные персонажи, которые толкли воду в ступе, опять же без конкретики. Потому что вся вертикаль, все подчиненные боятся сказать что- то невпопад, а в каком направлении хочет менять Конституцию вождь, они не знают.

Понятно, что оппоненты Лукашенко в этом процессе слова не получат, — отметил политический обозреватель.

На сроки проведения референдума по изменениям в Конституцию, по его мнению, могут повлиять протесты. При этом если активность белорусов возобновится, Лукашенко постарается перенести референдум на еще более поздний срок, не исключает Класковский. 

— Лукашенко говорил, что, вероятно, референдум будут совмещать с местными выборами, а они должны пройти не позже середины января 2022 года. Ермошина, высказываясь на эту тему, предлагала середину декабря, что вполне вероятно. Но при условии, если Лукашенко будет чувствовать, что все под контролем, что он задавил протесты.

Если серьезные протесты возобновятся, он под этой маркой, чтобы, как сам говорил «не покачнуть ситуацию», может перенести референдум на неопределенное время, — говорит политический обозреватель.

Он считает, что Лукашенко сейчас, даже несмотря на подавление протестов, вряд ли смог успокоиться, и что он по-прежнему отчаянно ищет ответ на главный вопрос — о своей будущей судьбе.   

— Человек просто упустил возможность вовремя уйти и теперь ему надо умудриться как-то выйти из ситуации, из которой хороших выходов не осталось, — сделал вывод Александр Класковский.