Банки не хотят кредитовать белорусов — боятся девальвации

Власти опубликовали статистику о работе банковского сектора по 1 марта. В этом массиве данных есть весьма интересная информация.

Каждый месяц чиновники обновляют информацию о требованиях и обязательствах банков внутри страны и перед нерезидентами. В первом случае это внутренние активы и обязательства, во втором — внешние (иностранные), пишет banki24.by

На внешнем контуре коммерческие банки и Банк развития традиционно выступают как чистые заемщики денег. Об этом говорят чистые иностранные активы, которые к 1 марта составили минус 3,640 млрд USD. 

Отрицательное значение чистых активов указывает, что требования к нерезидентам (активы) меньше обязательств перед нерезидентами (пассивов). Например, на 1 марта валовые активы были равны 1,641 млрд USD, а валовые пассивы — 5,281 млрд USD. 

Отрицательные внешние активы обычно свидетельствуют, что экономика зависит от притока иностранной валюты и эта валюта по разным причинам в дефиците. Поэтому банки вынуждены добывать валюту извне и кредитовать реальный сектор, которому не хватает собственной валютной выручки. 

В Беларуси главной причиной минуса по внешним активам стала пресловутая комплексная модернизация. Банки тянули из-за рубежа валюту, чтобы затем предприятия финансировали собственное перевооружение. 

К 1 марта обязательства банков и БРРБ в виде кредитов составили 4,520 млрд USD. В 2019—2021 гг. они колеблются в пределах 4,2–4,8 млрд USD. Максимум наблюдался перед кризисом 2014 года, когда долги банков достигали 7,4 млрд USD. 

Внутри страны у банковского сектора есть требования и обязательства к органам госуправления и к остальной экономике. На 1 марта требования к органам власти составили 4,106 млрд USD в эквиваленте. 

Абсолютное большинство этих требований — это облигации Минфина. С начала года такие требования выросли на 674 млн USD. Значительный рост требований связан с господдержкой жлобинского БМЗ. Минфин выпустил валютные облигации, которые купили коммерческие банки. Деньги пошли на погашение части проблемных кредитов БМЗ. Есть у банков и требования к физлицам. 

По сути это задолженность населения по банковским кредитам. К 1 марта 2021 года такая задолженность составила 15,770 млрд BYN. Физлица уже более 10 лет кредитуются только в белорусских рублях и по этой причине фактор курсовых разниц в динамике долгов практически исключен. 

В январе задолженность населения перед банками упала на 100,4 млн BYN, в феврале — на 32,9 млн BYN. Падение задолженности происходит на фоне временного бана на постоянно доступные операции по поддержке и изъятию ликвидности. 12 марта Нацбанк сделал бан бессрочным — до особого объявления. 

Мы уже писали, что в таких условиях банки не готовы выдавать потребительские кредиты в прежних объемах. По официальным данным объем потребкредитования к 1 февраля сокращался 5 месяцев подряд. Это значит, что люди погашают больше кредитов, чем им выдают банки. 

Судя по обновленной информации, период снижения размера потребительского кредитования можно смело продлять до 6 месяцев. Банки не желают выдавать много ресурсов физлицам, так как нормативы по ограничению рисков никто не отменял. Например, расчетная величина стандартного риска на март 2021 года составляет 14,69%. 

Это значит, что за предоставление кредитов населению выше данной ставки наступают санкции в виде повышенных отчислений за счет прибыли. В текущей ситуации с высокими девальвационными ожиданиями предприятий и населения банкам становится невыгодно развертывать кредитование по низким ставкам — слишком высоки риски потенциальных убытков по рублевым займам в результате падения курса «зайчика». 

Видимо, отсюда и проистекает сужение рынка потребительского кредитования. Подобное положение дел может сохраняться довольно долгое время. Развязка узла может наступить как в результате позитивного сценария, так и негативного. 

Под негативным сценарием стоит понимать переход в острый кризис с сопутствующим букетом последствий.