Кремль готов к «битве за синеокую» вплоть до проработки самых радикальных сценариев

Утверждение кандидатуры Евгения Лукьянова на должность посла в Беларуси, поддержанное 10 марта профильным комитетом Госдумы, может означать, что политика Москвы в отношении Минска претерпит существенные изменения.

Такое мнение в комментарии для околокремлевского телеграм-канала «Незыгарь» высказал российский политолог Александр Маслов.

В пользу такого развития событий, по его словам, говорят следующие соображения:

«Лукьянов не является кадровым дипломатом, хотя последнее место его работы — посол РФ в Латвии (с 15 декабря 2016 года). Своё кредо в этом качестве он изложил в двух фразах. Первая: «Я тут не созидатель, а наблюдатель, должен доложить своему правительству и президенту, что здесь вот — стóит, а здесь — не надо». И вторая: «Ребята мы незлобивые, но память у нас хороша». Опустевшие сегодня латвийские порты — видимо, во многом результат его «наблюдений».

Как отмечает Александр Маслов, в отличие от всех своих предшественников, новый посол «входит во второй-третий круг лично близких к президенту России кадров».

«Он учился с Путиным в одно время в ЛГУ — правда, курсом старше и не на юрфаке, но вполне мог быть с ним знаком.

Биография Лукьянова, в версии открытых источников, не содержит никаких данных о его семье и фактически начинается с момента окончания университета.

Отработав семь лет инженером-переводчиком в ленинградском оборонном НИИ «Импульс», через Союз журналистов перешел на работу в систему МИДа.

Дальнейшая служба проходила по линии внешних связей в Ленинграде/Петербурге, включая работу в структуре «Дрезден-банка», (где в 1993-1996 годах по долгу службы контактировал с Путиным, куратором ВЭС Петербургской мэрии). Такие служебные перемещения характерны для сотрудников подразделения РТ (разведка с территорий) ПГУ-СВР.

С 1992 года Лукьянов служил на ответственных должностях в Северо-Западном полпредстве, а также в Совете Безопасности РФ — сначала помощником, а затем заместителем Секретаря Совбеза. Человек из команды Патрушева».

Все это, по словам Маслова, «свидетельствует в пользу версий о его близости как минимум — к «питерским силовикам», а как максимум — к «чекистской элите».

«В любом случае, новое назначение Лукьянова — сигнал о том, что прежние отношения Москвы и Минска, незыблемые с момента прихода Александра Лукашенко к власти, в ближайшее время претерпят трансформацию, — отмечает эксперт. — А «кейс» Лукьянова означает, что Кремль готов к «битве за синеокую» против прозападных и сотрудничающих с ними сил, «державших» доселе белорусский транзит. Вплоть до проработки самых радикальных сценариев, включая кардинальные политические изменения в стране».