Особое мнение: Режим будет демонстрировать Западу более агрессивную военную политику

Кадровые назначения в вооруженных силах — отражение более тесного сотрудничества с Российской Федерацией, заявил в интервью военный эксперт Александр Алесин.

Начальником Генерального штаба Вооруженных Сил Беларуси — Первым заместителем министра обороны назначен Виктор Гулевич, заместителем министра обороны – Андрей Жук, командующим войсками Западного оперативного командования вооруженных сил – Игорь Демиденко, командующим войсками Северо-западного оперативного командования вооруженных сил – Александр Науменко.

О чем говорят эти кадровые перестановки?

— Приход новых кадров означает новую политику. Похоже, что кадровые рокировки – это отражение более тесного сотрудничества с Российской Федерацией. С Россией подписано пятилетнее соглашение о военном сотрудничестве, чего раньше не было: предусматривается, что в области военного строительства, перевооружения и модернизации вооруженные силы Беларуси и России будут координировать усилия. 

О более тесном военном сотрудничестве говорили Путин и Лукашенко в Сочи: об этом проговорил и Путин во время съемки, об этом сказал и Лукашенко по возвращении в Минск. Можно предположить, что для решения новых задач – более тесного сотрудничества — и понадобились новые кадры. 

Раньше Беларусь проводила политику квазинейтралитета: хотя и в союзе с Российской Федерацией, но стремимся к нейтральному статусу, участвуем в совместной оборонной политике только в плане обороны. В случае нападения на Российскую Федерацию мы вынуждены будем оказать ей военную помощь, и в рамках ОДКБ. 

Сейчас, похоже, военное сотрудничество приобретает более расширенный характер – не только в случае отражения военной агрессии, но и в каких-то других обстоятельствах.

Свидетельством укрепления военного сотрудничества являются три совместных учебных центра (два из них – в России, один – в Беларуси). Это значит, что не только штабные офицеры будут отрабатывать взаимодействие, но и бойцы на уровне мелких подразделений и даже индивидуальных военнослужащих, возможно даже появление смешанных белорусско-российские экипажей. 

Хотя формально отношения были союзнические, но подспудно проговаривалась оборона на 360 градусов. Было недоверие, что россияне попытаются силовым способом взять Беларусь. Но после того, как Запад загнал Лукашенко на восток, сотрудничество стало совсем тесным, поговаривали даже о единой армии, хотя потом Мезенцев сказал, что единой армии не будет.  

Но в любом случае сотрудничество будет более тесным, чем раньше.

— «Публично вам говорю: нам, людям военным, придется защищать свою страну вот отсюда, начиная изнутри. Не надо сидеть в войсках и ждать, что кто-то пересечет нашу границу и вот тогда мы ружье возьмем и начнем воевать. Воевать будем отсюда. Вы к этому должны быть готовы», — заявил сегодня Лукашенко. О чем речь?

— О том, что Беларусь будет вести себя более активно, агрессивно. То есть, будет проецировать силы как это происходило после президентских выборов: сосредотачивать на границе воинские подразделения, на западе и северо-западе вместе с россиянами проводить маневры, учения. 

Если раньше руководство Беларуси, рассчитывая на западный вектор, осторожничало, пыталось не обидеть, не потревожить западных, северо-западных и южных соседей, то теперь тактика другая – тревожить, беспокоить и все время напоминать о том, что мы серьезная военная сила и у нас есть такой союзник, как Россия. 

Демонстрация более агрессивной политики, проецирование силы, действительно не ждать нападения, а демонстрировать потенциальный ответ в случае угрозы.

— Значит, речь не идет об использовании армии для подавления внутренних протестов?

— Я думаю, что внутренние войска, МВД, спецназы всех родов и видов справляются с поставленной задачей. Похоже, власть считает, что протестное движение на спаде, поэтому не нужно дополнительное применение армии. 

Тертель говорит о вооруженных, со взрывчаткой, группах – против таких групп возможно применение сил спецопераций. Хотя я считаю, что это преувеличение: такой ситуации, как была на Донбассе, когда некие внешние силы инспирировали гибридную войну, у нас не будет. 

Следовательно, подразделения вооруженных сил не будут участвовать в действиях внутри Беларуси.

Юрий КРЕМНЕВ, «Белорусский партизан»