Особое мнение: Сомневаюсь, что у режима остались хоть какие-то границы

Силовикам проще считать беларусов недолюдьми, по-скотски себя с ними вести и тем самым оправдывать свои нечеловеческие действия, заявил в интервью «Белорусскому партизану» аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Вадим Можейко.

BYPOL опубликовал напутствие силовикам от человека с голосом, похожим на голос экс-министра внутренних дел Юрия Караева.

В обращении белорусов называют “туповатым и недалеким народом”, “жирными обывателями”. Обращаясь к силовикам человек, голос которого похож на голос Юрия Караева, призывает идти и убирать “эту тварь”.

«Белорусский партизан» поинтересовался у аналитика Белорусского института стратегических исследований (BISS) Вадима Можейко его впечатлениями после прослушивания записи

«В Беларуси пока не так, как в Мьянме»

— Хорошо, что BYPOL продолжает обнародовать подобные записи. Мне кажется, что последнее время ничего другого от системы, а тем более от силового командования, в Беларуси вряд ли кто ждет. 

И события августа, и Covid-19 показали, что в нашей стране человеческая жизнь ни во что не ставится. Потому подобные выступления добавляют только драматичности, театральности происходящему и показывают, что жизнь может быть еще хуже, чем мы могли себе представить. 

— По озвученному принципу «Все бросайте, находите эту тварь и убирайте» и действуют нынче силовые структуры?

— Дегуманизация противника – старый известный прием. Мы видели, как пропагандисты с экранов телевидения прямо призывали бить и громить окна, а силовикам, надо понимать, эту мысль доводят еще в более прямом смысле. 

И силовикам легче считать своего противника недочеловеком, по-скотски себя с ним вести и тем самым оправдывать свои нечеловеческие действия. Все логично.

— Время «иногда не до законов» продолжается?

— Справедливости ради надо отметить, что эта эпоха принципиально никогда не заканчивалась. Правовой нигилизм – характерная черта белорусской власти. Вопрос скорее в том, насколько ситуация вынуждает обращаться к нему. 

Например, исчезновение политических оппонентов режима в конце 90-ых прекратились не потому, что система подобрела или улучшилась морально, а просто потому, что удавалось справляться с ситуацией другими методами – более легальными и более спокойными. 

А сейчас и протест оказался сильнее, чем когда-либо, и власть, чтобы удержаться, использует совершено другие методы. Весь вопрос в том, где проходит граница, на которой власть может остановиться. 

После высказываний о создании концлагерей эта граница, честно говоря, мне уже не очевидна. В Беларуси пока не так как в Мьянме, не расстреливают людей десятками, но сомневаюсь, что у власти остались какие-то границы. 

«Часть силовиков не хочет мараться репрессиями»

— Скорее всего, это не внутренний слив, а конкурирующей белорусской спецслужбы. Слив сделан специально в день милиции, чтобы показать, что пишутся все разговоры не только среднего и начальствующего звена, но и самих министров. 

Некие силы показывают, что всем придется отвечать за свои слова. В этой записи слышны угрозы в адрес народа. Думаю, часть силовиков, которые работают в этой системе, тоже заинтересованы в изменении ситуации. 

За прошедшие полгода в семьях силовиков возникли серьезные проблемы, часть силовиков, которые не запятнаны в репрессиях, хотят вернуться в нормальное правовое поле, — считает руководитель правозащитной организации «Правовая помощь населению» Олег Волчек.

Юрий КРЕМНЕВ, «Белорусский партизан»